Книга Хаксли о Дивный Новый Мир

      Комментарии к записи Книга Хаксли о Дивный Новый Мир отключены

Уважаемый гость, на данной странице Вам доступен материал по теме: Книга Хаксли о Дивный Новый Мир. Скачивание возможно на компьютер и телефон через торрент, а также сервер загрузок по ссылке ниже. Рекомендуем также другие статьи из категории «Учебники».

Книга Хаксли о Дивный Новый Мир.rar
Закачек 682
Средняя скорость 2862 Kb/s
Скачать

О дивный новый мир

Затяжное самогрызенье, по согласному мнению всех моралистов, является занятием самым нежелательным. Поступив скверно, раскайся, загладь, насколько можешь, вину и нацель себя на то, чтобы в следующий раз поступить лучше. Ни в коем случае не предавайся нескончаемой скорби над своим грехом. Барахтанье в дерьме – не лучший способ очищения.

В искусстве тоже существуют свои этические правила, и многие из них тождественны или, во всяком случае, аналогичны правилам морали житейской. К примеру, нескончаемо каяться, что в грехах поведения, что в грехах литературных, – одинаково малополезно. Упущения следует выискивать и, найдя и признав, по возможности не повторять их в будущем. Но бесконечно корпеть над изъянами двадцатилетней давности, доводить с помощью заплаток старую работу до совершенства, не достигнутого изначально, в зрелом возрасте пытаться исправлять ошибки, совершенные и завещанные тебе тем другим человеком, каким ты был в молодости, безусловно, пустая и напрасная затея. Вот почему этот новоиздаваемый «О дивный новый мир» ничем не отличается от прежнего. Дефекты его как произведения искусства существенны; но, чтобы исправить их, мне пришлось бы переписать вещь заново – и в процессе этой переписки, как человек постаревший и ставший Другим, я бы, вероятно, избавил книгу не только от кое-каких недостатков, но и от тех достоинств, которыми книга обладает. И потому, преодолев соблазн побарахтаться в литературных скорбях, предпочитаю оставить все, как было, и нацелить мысль на что-нибудь иное.

Стоит, однако, упомянуть хотя бы о самом серьезном дефекте книги, который заключается в следующем. Дикарю предлагают лишь выбор между безумной жизнью в Утопии и первобытной жизнью в индейском селении, более человеческой в некоторых отношениях, но в других – едва ль менее странной и ненормальной. Когда я писал эту книгу, мысль, что людям на то дана свобода воли, чтобы выбирать между двумя видами безумия, – мысль эта казалась мне забавной и, вполне возможно, верной. Для пущего эффекта я позволил, однако, речам Дикаря часто звучать разумней, чем то вяжется с его воспитанием в среде приверженцев религии, представляющей собой культ плодородия пополам со свирепым культом penitente[1]. Даже знакомство Дикаря с твореньями Шекспира неспособно в реальной жизни оправдать такую разумность речей. В финале-то он у меня отбрасывает здравомыслие; индейский культ завладевает им снова, и он, отчаявшись, кончает исступленным самобичеванием и самоубийством. Таков был плачевный конец этой притчи – что и требовалось доказать насмешливому скептику-эстету, каким был тогда автор книги.

Сегодня я уже не стремлюсь доказать недостижимость здравомыслия. Напротив, хоть я и ныне печально сознаю, что в прошлом оно встречалось весьма редко, но убежден, что его можно достичь, и желал бы видеть побольше здравомыслия вокруг. За это свое убеждение и желание, выраженные в нескольких недавних книгах, а главное, за то, что я составил антологию высказываний здравомыслящих людей о здравомыслии и о путях его достижения, я удостоился награды: известный ученый критик оценил меня как грустный симптом краха интеллигенции в годину кризиса. Понимать это следует, видимо, так, что сам профессор и его коллеги являют собой радостный симптом успеха. Благодетелей человечества должно чествовать и увековечивать. Давайте же воздвигнем Пантеон для профессуры. Возведем его на пепелище одного из разбомбленных городов Европы или Японии, а над входом в усыпальницу я начертал бы двухметровыми буквами простые слова: «Посвящается памяти ученых воспитателей планеты. Si monumentum requiris circumspice[2]».

Но вернемся к теме будущего… Если бы я стал сейчас переписывать книгу, то предложил бы Дикарю третий вариант.

Между утопической и первобытной крайностями легла бы у меня возможность здравомыслия – возможность, отчасти уже осуществленная в сообществе изгнанников и беглецов из Дивного нового мира, живущих в пределах Резервации. В этом сообществе экономика велась бы в духе децентрализма и Генри Джорджа[3], политика – в духе Кропоткина[4] и кооперативизма. Наука и техника применялись бы по принципу «суббота для человека, а не человек для субботы», то есть приспособлялись бы к человеку, а не приспособляли и порабощали его (как в нынешнем мире, а тем более в Дивном новом мире). Религия была бы сознательным и разумным устремлением к Конечной Цели человечества, к единящему познанию имманентного Дао или Логоса[5], трансцендентального Божества или Брахмана. А господствующей философией была бы разновидность Высшего Утилитаризма, в которой принцип Наибольшего Счастья отступил бы на второй план перед принципом Конечной Цели, – так что в каждой жизненной ситуации ставился и решался бы, прежде всего, вопрос: «Как данное соображение или действие помогут (или помешают) мне и наибольшему возможному числу других личностей в достижении Конечной Цели человечества?»

Выросший среди людей первобытных, Дикарь (в этом гипотетическом новом варианте романа), прежде чем быть перенесенным в Утопию, получил бы возможность непосредственно ознакомиться с природой общества, состоящего из свободно сотрудничающих личностей, посвятивших себя осуществлению здравомыслия. Переделанный подобным образом, «О дивный новый мир» обрел бы художественную и (если позволено употребить такое высокое слово по отношению к роману) философскую законченность, которой в теперешнем своем виде он явно лишен.

Но «О дивный новый мир» – это книга о будущем, и, каковы бы ни были ее художественные или философские качества, книга о будущем способна интересовать нас, только если содержащиеся в ней предвидения склонны осуществиться. С нынешнего временного пункта новейшей истории – через пятнадцать лет нашего дальнейшего сползанья по ее наклонной плоскости – оправданно ли выглядят те предсказания? Подтверждаются или опровергаются сделанные в 1931 году прогнозы горькими событиями, произошедшими с тех пор?

Одно крупнейшее упущение немедленно бросается в глаза. В «О дивном новом мире» ни разу не упомянуто о расщеплении атомного ядра. И это, в сущности, довольно странно, ибо возможности атомной энергии стали популярной темой разговоров задолго до написания книги. Мой старый друг, Роберт Николз[6], даже сочинил об этом пьесу, шедшую с успехом, и вспоминаю, что сам я вскользь упомянул о ней в романе, вышедшем в конце двадцатых годов. Так что, повторяю, кажется весьма странным, что в седьмом столетии эры Форда ракеты и вертопланы работают не на атомном топливе. Хоть упущение это и малопростительно, оно, во всяком случае, легко объяснимо. Темой книги является не сам по себе прогресс науки, а то, как этот прогресс влияет на личность человека. Победы физики, химии, техники молча принимаются там как нечто само собою разумеющееся. Конкретно изображены лишь те научные успехи, те будущие изыскания в сфере биологии, физиологии и психологии, результаты которых непосредственно применены у меня к людям. Жизнь может быть радикально изменена в своем качестве только с помощью наук о жизни. Науки же о материи, употребленные определенным образом, способны уничтожить жизнь либо сделать ее донельзя сложной и тягостной; но только лишь как инструменты в руках биологов и психологов могут они видоизменить естественные формы и проявления жизни. Освобождение атомной энергии означает великую революцию в истории человечества, но не наиглубиннейшую и окончательную (если только мы не взорвем, не разнесем себя на куски, тем положив конец истории).

Penitente (от исп. penitentes) – кающиеся; здесь намек на членов общества флагеллантов (в основном испанцев) в штатах Нью-Мексико и Колорадо, бичующихся на страстной неделе религиозных аскетов-фанатиков ради искупления грехов. Движение флагеллантов возникло в XIII в. в городских низах Италии как протест против гнета церкви, феодалов и др. Римская католическая церковь в 1889 г. осудила движение кающихся, но оно тайно существует до сих пор.

Если ищешь памятник – оглядись вокруг (лат.)

Великолепное произведение, если уже довелось прочесть Оруэлла и Бредбери — однозначно рекомендую!

Оценка 5 из 5 звёзд от ila.punch 30.12.2017 21:19

Книга действительно шедевральная. Актульна будет еще долго, человек в глобальном смысле не сильно меняется.

Оценка 5 из 5 звёзд от mikhail.antipin 12.10.2017 10:26

Одна из лучших антиутопий

Оценка 5 из 5 звёзд от ochered 24.07.2017 19:31

Прочитала данное произведение после «451градус про Фаренгейту» Р.Брэдбери. «О новый дивный мир» понравился чуть меньше, так как местами затянут и оконцовка не очень понравилась — слишком утопично (поэтому твердая 4). А так, в целом рекомендую)) очень познавательно))

Оценка 4 из 5 звёзд от wise.owl 24.04.2017 16:35

почему у моралфагов так бомбит? отличная книга. Бога вам обесценили? Так он нужен только слабакам и глупым. Чайлдфри не нравится? Ну так давайте все будет как при совке: семья — ячейка общества и бла бла бла. Просто надо за собой следить и делать мир лучше вокруг себя, а не строчить ерунду в интернетиках)

Оценка 5 из 5 звёзд от Эдвард 09.03.2017 10:43

Господи Форде! Мы уже в этом всем живем!

Оценка 5 из 5 звёзд от Nad 05.02.2017 15:03

Предвидение — дар. Похоже, он был у автора.85 лет назад он описал то, что в той или иной мере мы наблюдаем сегодня. Страшно! Особенно — обоснование ненужности бога, отсутствия веры.

Оценка 5 из 5 звёзд от виктория 22.01.2017 01:26

Досить цікаво й легко читається! Сам сюжет в принципі непоганий, але не насичений. Втім, напевно дається в знаки те, що книга написана в 1932, а зараз 2017 рік.
Як на мене, то найбільш цікавими видалися останні розділи 16 та 17, в яких герої ведуть плідні дискусії про місце людини у всесвіті, про суспільні стандарти та про те, як має розвиватися цивілізація. Решта книги лише довга приамбула до цих висновків. Кінець хотілося б, щоб був трошки іншим.

Оценка 4 из 5 звёзд от Ілля 16.01.2017 13:30

По мне так автор, что называется был в теме, т.е. имел доступ к планам мирового закулисья. Для тех кто имеет уши да услышит. Ведь многое из того, что описал автор уже воплотилось в жизнь — беспорядочная половая жизнь поощряется, наркотики практически свободно, развивается общество потребления, всяческие чайлдфри и т.п., движение ЛГБТ, моральные устои повержены в забытие. Заметьте это 1932 год.

Оценка 5 из 5 звёзд от Александр 06.06.2016 12:47

Почему-то все 3 антиутопии (Замятин «Мы», Оруэлл «1984» и «Дивный мир») напомнили «В круге первом» Солженицына. И насколько «В круге первом» богаче языком и мыслями, насколько глубже!! Антиутопии, все эти 3, кажутся мне при мпогочисленных достоинствах (где-то афористичность языка, лёгкость и увлекательность чтения сочетается со сложностью породивших книгу проблем) несколько схематичными, будто не романы это, а сценарии для кино или даже для компьютерных игр. Может, я просто не люблю фантастику. У Солженицына же язык гораздо богаче, текст цельный, полнокровный, хочется читать и перечитывать, ибо не сюжетом единым. «В круге первом»— не антиутопия по жанру, а кусочек реального страшного советского тоталитаризма, книга о сильных и слабых людях, о бюрократии и вырождении социализма, который, развившись из чудесной идеи, превратился в чудовище,медленно умирающее и продолжающее пожирать (тоже медленно. ) свои жертвы. Если вам по душе пришлись (или прошлись по душе. ) антиутопии, то «В круге первом» тоже понравится, этот роман выгодно отличается от утопий именно своей реальностью, а ещё— атмосферой.

Оценка 4 из 5 звёзд от Ольга 14.05.2016 18:33

Это идеологическое обоснование, положенное в проект «глобальное образование». под эгидой ЮНЕСКО. а у нас преобразованное по стандарты нового поколения. ФГОС

Оценка 5 из 5 звёзд от дмитрий 20.03.2016 06:34

Это такой конец? Или я скачал не полную книжонку?

Гость 03.02.2016 13:31

Сначала прочла «О дивный новый мир», потом взялась за «1984» Оруэлла, так как их все сравнивают. Теперь могу написать комментарий о своих собственных впечатлениях. «. дивный мир» не впечатлил, не прониклась. Начало обещало белее увлекательное чтиво, чем я получила. Потом мне было скучно, были мысли бросить читать. Мало событий, мир в книге меня угнетал и шокировал, от этого еще меньше хотелось в нем находиться, пусть даже это всего лишь книга. К героям не испытывала никакой симпатии (хотя они в этом не виноваты — мир такой), так что никто не заставлял за себя переживать. Хотя, конечно, был одни, не сразу, но был.
От книги осталось в памяти по большей части начало и концовка.

Оценка 3 из 5 звёзд от Tanya_led 12.09.2015 20:43

Оценка 5 из 5 звёзд от junesj 03.09.2015 14:54

В принципе, мне понравилась книга. Довольно много в ней выражено мыслей, над которыми стоит задуматься. Особенно выделяется начало книги, предисловие. Сама книга вызывает бурю эмоций и протеста. Но конец для меня стал слишком уж оборванным. Не успела втянуться, а она — Бац! — и закончилась.

Оценка 4 из 5 звёзд от Веселый Молочник 21.08.2015 15:50

Отличная вещь. Не на любого читателя, конечно. Странно здесь читать некоторые отзывы, сравнения с 1984. Можно провести некоторую параллель с другой антиутопией — «Мы» Замятина, ведь роман Хаксли вышел намного раньше «1984». Книга легкая и остроумная. Автор гениален, а кто не воспринял — лучше воздержитесь от комментариев, дабы. Советую.

Оценка 5 из 5 звёзд от avtooffer 02.08.2015 00:46

Интересная книга, заставляет задуматься, завораживает описанием нового штампованного общества, которое уже появилось в некоторых странах. Жаль людей.

Оценка 5 из 5 звёзд от eloxy 28.07.2015 23:32

Так, проблеми описані в книзі неймовірно актуальні сьогодні, хоча книга написана ледве не століття тому, читається легко. Але я ще ніколи так довго не читала книгу, нудна історія, принаймні закінчилася нетипово.

Оценка 3 из 5 звёзд от lera.dubych 29.03.2015 19:42

Оценка 5 из 5 звёзд от alex501007 25.02.2015 23:43

Мое мнение — книга намного сильнее и глубже, чем 1984 Оруэлла, как по литературному мастерству, так и по темам затронутым в ней, хотя на первый взгляд этого не кажется. Оруэлл более схематичен, ну и современен на целых 17 лет, здесь же все ближе именно человеческим переживаниям. Не стоит забывать, что Хаксли получил образование как литератор, а Оруэлл все же больше журналист и публицист, чем писатель.

Оценка 5 из 5 звёзд от xs15 29.01.2015 02:08

Книга интересна тем, что предвосхитила эру потребления, описала проблемы современного общества! Но читать её тяжело, Хаксли неважный писатель..

Оценка 4 из 5 звёзд от smetan4ik 16.10.2014 19:49

знаковая книга 20 века

Оценка 5 из 5 звёзд от mdkzxc 09.07.2014 13:43

Книга любопытная, но не более. Можно сделать определенные выводы о «бренности существования», но есть книги намного сильнее, даже тот же 1984

Оценка 3 из 5 звёзд от savchuk_katrin 08.07.2014 12:51

Хорошая книга — очень легко читается, и есть над чем задуматься).

Оценка 5 из 5 звёзд от lucky_my 08.07.2014 10:01

«О дивный новый мир» — шедевр, который занял почетное место в истории мировой литературы. Это не просто поверхностное, научно-фантастическое чтиво для развлечений, а сложная социально-психологическая работа, которая требует размышлений и понимания представленной в ней проблематики.

Оценка 5 из 5 звёзд от Caligula 09.06.2013 18:25

Просто отвратительно. Не думала, что в таком мною любимом жанре можно написать так занудно. Кроме общества наркоманов я ничего интересного не заметила. Почитай лучше Айру Левин

anastasiyademchenko.29 20.04.2013 15:06

Хорошая книга, не так сильно как «1984», но все же интересно.

Оценка 4 из 5 звёзд от alek5 09.01.2013 14:54

хорошая книга. ещё чуть-чуть и будет сто лет со дня написания, но актуальность на сегодняшний день поражает.

Оценка 5 из 5 звёзд от Алена 07.02.2012 14:33

«О дивный новый мир» («Прекрасный новый мир», англ. Brave New World ) — антиутопический, сатирический роман английского писателя Олдоса Хаксли (1932).

В заглавие вынесена строчка из трагикомедии:

О чудо! Какое множество прекрасных лиц! Как род людской красив! И как хорош

Тот новый мир, где есть такие люди!

Действие романа разворачивается в Лондоне далёкого будущего (в 26 веке христианской эры, а именно в 2541 году). Люди на всей Земле живут в едином государстве, общество которого — общество потребления. Отсчитывается новое летоисчисление — Эра Т — с появления Форда Т. Потребление возведено в культ, символом потребительского бога выступает Генри Форд, а вместо крестного знамения люди «осеняют себя знаком Т».

Согласно сюжету, люди не рождаются естественным путём, а выращиваются в бутылях на специальных заводах — инкубаториях. На стадии развития эмбриона они разделяются на пять каст, различающихся умственными и физическими способностями — от «альф», обладающих максимальным развитием, до наиболее примитивных «эпсилонов». Дети с момента зачатия готовятся к тем видам труда, который должны будут выполнять. Люди низших каст (будущие чернорабочие и обслуга) специально отупляются, их эмбрионы угнетаются этиловым спиртом и выращиваются с применением метода бокановскизации (почкование зиготы с целью её многократного деления и получения десятков однояйцевых близнецов). Для поддержания кастовой системы общества посредством гипнопедии людям прививается гордость за принадлежность к своей касте, почтение по отношению к высшей касте и презрение к низшим кастам, а также ценности общества и основы поведения в нём. Ввиду технического развития общества значительная часть работ может быть выполнена машинами и передается людям лишь для того, чтобы занять их свободное время. Большинство психологических проблем люди решают с помощью наркотика — сомы, который не вызывает абстинентного синдрома, но убивает потребляющих его к возрасту около 60 лет. Благодаря достижениям медицины, к этому возрасту люди не успевают состариться и умирают молодыми и красивыми. Даже смерть они встречают весело, беспрерывно развлекаясь музыкой, телепередачами и наркотиками. Вместо нравственности людям с детства во сне внушаются примитивные гипнопедические установки на потребление, коллективизм и гигиену, например: «Сомы грамм — и нету драм!», «Лучше новое купить, чем старое чинить», «Чистота — залог благофордия», «А, бе, це, витамин Д — жир в тресковой печени, а треска в воде».

Института брака в описанном в романе обществе не существует, и, более того, само наличие постоянного полового партнёра считается неприличным, а слова «отец» и «мать» считаются грубыми ругательствами (причём если к слову «отец» примешан оттенок юмора и снисходительности, то «мать», в связи с искусственным выращиванием в колбах, едва ли не самое грязное ругательство). Уроки сексуального воспитания и сексуальные игры обязательны для всех детей, а взрослые ведут беспорядочную половую жизнь и смотрят в кино порнографию. Все это считается залогом психического здоровья: ведь по учению Фрейда, детско-родительские отношения и сексуальные запреты вызывают неврозы, поэтому и были устранены как вредные. Для нестерилизованных женщин обязательна контрацепция и уроки мальтузианства. В жизни общества ликвидировано все возвышенное и вызывающее сильные чувства: любовь, религия, высокое искусство, свободомыслие и фундаментальная наука. Все это имеет свои плебейские заменители: безопасный секс и наркотики, культ Форда, индустрию массовых развлечений, внушение стереотипов без подлинных знаний и осмысления. Почти все люди счастливы примитивным, гедонистическим счастьем. Книга описывает жизнь различных людей, которые не могут вписаться в это общество. Ими становятся те, кто не усвоил всеобщий коллективизм и у кого развились индивидуальность и самосознание.

Героиня романа Ленайна Краун — медсестра, работающая на конвейере производства людей, член касты бета (плюс или минус, не сказано). Она состоит в связи с Генри Фостером. Но подруга Фанни Краун настаивает на том, чтобы Ленайна придерживалась порядка вещей и была с другими мужчинами. Ленайна признается, что ей приглянулся Бернард Маркс.

Бернард Маркс — альфа-плюсовик, специалист по гипнопедии, отличающийся от людей своей касты и внешне и психологически: низкий ростом, замкнут и большую часть времени проводит один, из-за этого обладает дурной репутацией. Про него ходят слухи, что «когда он был в бутыли, кто-то ошибся — подумал, что он гамма, и влил ему спирту в кровозаменитель. Оттого он и щуплый на вид». Дружит с Гельмгольцем Уотсоном — лектором-преподавателем на институтской кафедре творчества, с которым их единила общая черта — осознание своей индивидуальности.

Ленайна и Бернард летят на уик-энд в индейскую резервацию, где встречают Джона, носящего прозвище Дикарь, — белого юношу, рождённого естественным путём; он сын директора воспитательного центра, где они оба работают, и Линды, теперь опустившейся алкоголички, всеми презираемой среди индейцев, а некогда — «беты-минусовички» из воспитательного центра. Линду и Джона перевозят в Лондон, где Джон становится сенсацией среди высшего общества, а Линду помещают в больницу, где она остаток жизни предается сомоотдыху и вскоре умирает от передозировки наркотика.

Джон, влюблённый в Ленайну, тяжело переносит смерть матери. Юноша любит Ленайну неуместной в обществе возвышенной любовью, не смея признаться ей, «покорный обетам, которые никогда не прозвучали». Она искренне недоумевает — тем более, что подруги спрашивают её, какой из Дикаря любовник. Ленайна пробует соблазнить Джона, но он называет её шлюхой и убегает.

Психический срыв Джона ещё усиливается из-за смерти матери, он пытается объяснить работникам из низшей касты «дельта» такие понятия, как красота, смерть, свобода. Он срывает их ежедневную раздачу наркотиков, выбрасывает в окно таблетки сомы. Толпа бросается избивать его. Ему пытается помочь Гельмгольц, а Бернард, находясь рядом, пугается и оставляет товарищей, в результате чего всех троих арестовывают.

В кабинете Главноуправителя Западной Европы Мустафы Монда — одного из десяти, представляющих реальную власть в мире, — происходит долгая беседа. Монд откровенно признаёт свои сомнения по поводу «общества всеобщего счастья», тем более, что сам был некогда одарённым физиком. В этом обществе фактически под запретом наука, искусство, религия. Один из защитников и глашатаев антиутопии становится, по сути, рупором для изложения авторских взглядов на будущее религии и экономического устройства общества.

В результате Бернарда отправляют в ссылку в Исландию, а Гельмгольца — на Фолклендские острова. Монд при этом добавляет: «Я почти завидую вам, вы окажетесь среди самых интересных людей, у которых индивидуальность развилась до того, что они стали непригодны для жизни в обществе». А Джон становится отшельником в заброшенной башне. Чтобы забыть Ленайну, он ведёт себя неприемлемо по меркам гедонистического общества, где «воспитание делает всех не то что жалостливыми, но до крайности брезгливыми». Например, он борется со своими страстями и молится, вызывает у себя рвоту, чтобы очиститься от скверны цивилизованного мира и устраивает самобичевание, свидетелем чего становится репортёр. Джон становится сенсацией — уже во второй раз. О нем снимают фильм, после чего к месту его отшельничества слетаются на вертопланах сотни человек, чтобы поглядеть на диковинного «дикаря». Увидев прилетевшую Ленайну, он срывается, бьёт её бичом, крича о том, что она — блудница. Он не смог простить ей, что он боготворил ее, но она оказалась неспособной на любовь и верность, а только на бесстыдную сексуальность. Толпа зевак впадает в исступление, под влиянием неизменной сомы, начинается массовая оргия. Джон падает перед искушением и присоединяется к ней. Придя в себя, Джон, раздавленный чувством вины за совершенное грехопадение и крахом своей надежды убежать от искушений, кончает жизнь самоубийством.

Разделение на касты происходит ещё до рождения. Выращиванием людей занимается Инкубаторий. Уже в бутылях зародышей делят на касты и прививают определённые склонности к одному роду деятельности и, наоборот, отвращение к другому. У химиков формируют стойкость к свинцу, каустической соде, смолам, хлору. Горнорабочим прививают любовь к теплу. Низшим кастам прививается отвращение к книгам и нелюбовь к природе (гуляя на природе, люди ничего не потребляют — вместо этого было решено прививать любовь к загородным видам спорта).

В процессе воспитания людям прививается любовь к собственной касте, восхищение к вышестоящей и пренебрежение к низшим кастам.

  • Альфа — ходят в одежде серого цвета. Наиболее интеллектуально развиты, ростом выше представителей других каст. Выполняют самую высококвалифицированную работу. Управленцы, врачи, преподаватели.
  • Бета — ходят в красном. Медсёстры, младший персонал Инкубатория.

Генетический материал низшим кастам берут у себе подобных. После оплодотворения зародыши проходят специальную обработку, в результате одна зигота почкуется до 96 раз. Это создает стандартных людей. «Девяносто шесть тождественных близнецов, работающих на девяноста шести тождественных станках». Затем зародышам значительно снижают подачу кислорода, отчего снижается умственно-телесный уровень. Низшие касты ниже ростом, интеллект снижен.

  • Гамма — ходят в зелёном. Рабочие специальности, требующие небольшого интеллекта.
  • Дельта — ходят в хаки.
  • Эпсилоны — ходят в чёрном. Обезьяноподобные полукретины, как их описывает сам автор. Не умеют читать и писать. Лифтёры, неквалифицированные рабочие.

Определённое количество имён в Мировом Государстве, принадлежащих выращенным в бутылках гражданам, можно связать с политическими и культурными фигурами, сделавшими большой вклад в бюрократические, экономические и технологические системы времён Хаксли, а также, предположительно, и в эти же системы «Дивного нового мира» [1] :

  • Фрейд — «второе имя» Генри Форда, почитаемого в Государстве, которое он по необъяснимым причинам использовал, когда рассуждал о психологии — по имени З. Фрейда, основателя психоанализа.
  • Бернард Маркс (англ. Bernard Marx ) — по имени Бернарда Шоу (хотя не исключена отсылка и к Бернару Клервоскому или Клоду Бернару) и Карла Маркса.
  • Линайна Краун ( Lenina Crowne ) — по псевдониму Владимира Ульянова.
  • Фанни Краун ( Fanny Crowne ) — по имени Фанни Каплан, которая известна, главным образом, как исполнитель неудавшегося покушения на жизнь Ленина. По иронии автора, в романе Ленайна и Фанни являются подругами и однофамилицами.
  • Полли Троцкая ( Polly Trotsky ) — по фамилии Льва Троцкого.
  • Бенито Гувер ( Benito Hoover ) — по имени итальянского диктатора Бенито Муссолини и президента СШАГерберта Гувера.
  • Гельмгольц Уотсон ( Helmholtz Watson ) — по фамилиям немецкого физика и физиолога Германа фон Гельмгольца, и американского психолога, основателя бихевиоризма, Джона Уотсона.
  • Дарвин Бонапарт ( Darwin Bonaparte ) — от императора Первой Французской империиНаполеона Бонапарта и автора труда «Происхождение видов» Чарльза Дарвина.
  • Герберт Бакунин ( Herbert Bakunin ) — по имени английского философа и социального дарвинистаГерберта Спенсера, и фамилии русского философа и анархистаМихаила Бакунина.
  • Мустафа Монд ( Mustapha Mond ) — по имени основателя Турции после Первой мировой войныКемаля Мустафы Ататюрка, запустившего в стране процессы модернизации и официального секуляризма, и фамилии английского финансиста, основателя Imperial Chemical Industries, ярого врага рабочего движения, сэра Альфреда Монда ( англ. ) .
  • Примо Меллон ( Primo Mellon ) — по фамилиям испанского премьер-министра и диктатора Мигеля Примо де Ривера, и американского банкира и министра финансов при Гувере Эндрю Меллона.
  • Сароджини Энгельс ( Sarojini Engels ) — по имени первой индийской женщины, ставшей президентом Индийского национального конгресса, Сароджини Найду и по фамилии Фридриха Энгельса.
  • Моргана Ротшильд ( Morgana Rothschild ) — по фамилиям банковского магната США Джона Пирпонта Моргана и банкирской династии Ротшильдов.
  • Фифи Брэдлоо ( Fifi Bradlaugh ) — по фамилии британского политического активиста и атеиста Чарльза Брэдлоу.
  • Джоанна Дизель ( Joanna Diesel ) — по фамилии немецкого инженера Рудольфа Дизеля, изобретателя дизельного двигателя.
  • Клара Детердинг ( Clara Deterding ) — по фамилии Генри Детердинга, одного из основателей «Royal Dutch Petroleum Company».
  • Том Кавагути ( Tom Kawaguchi ) — по фамилии японского буддистского монаха Кавагути Экай, первого подтверждённого японского путешественника из Тибета в Непал.
  • Жан Жак Хабибулла ( Jean-Jacques Habibullah ) — по именам французского философа эпохи ПросвещенияЖана-Жака Руссо и эмира Афганистана Хабибуллы-хана.
  • Мисс Кийт ( Miss Keate ) — по фамилии одного из наиболее известных директоров Итонского колледжаДжона Кита ( англ. ) .
  • Архипеснослов Кентерберийский ( Arch-Community Songster of Canterbury ) — пародия на архиепископа Кентерберийского и решение Англиканской Церкви в августе 1930 об ограниченном использовании контрацепции.
  • Попе ( Popé ) — от Попе, лидера восстания индейцевпуэбло, известного как Восстание пуэбло[2] .
  • Дикарь Джон ( John the Savage ) — от термина «благородный дикарь», впервые использованного в драме «Завоевание Гранады ( англ. ) » Джона Драйдена, и позже ошибочно ассоциируемого с Руссо. Возможно является аллюзией на роман Вольтера «Дикарь» [источник не указан 2918 дней] .
  • Генри Фостер (Henry Foster) — возможно, что имя персонажа произошло от небольшого изменения фамилии Форд, то есть персонаж является пародией на Генри Форда.


Статьи по теме