Книга Совершенно Секретно Тайны Мгб

      Комментарии к записи Книга Совершенно Секретно Тайны Мгб отключены

Уважаемый гость, на данной странице Вам доступен материал по теме: Книга Совершенно Секретно Тайны Мгб. Скачивание возможно на компьютер и телефон через торрент, а также сервер загрузок по ссылке ниже. Рекомендуем также другие статьи из категории «Аудиокниги».

Книга Совершенно Секретно Тайны Мгб.rar
Закачек 3165
Средняя скорость 6095 Kb/s
Скачать

Книга 1. По следам ненайденных сокровищ

Предисловие. Золото манит нас

…Принято считать, что эпохальное творение знаменитого Роберта Льюиса Стивенсона под названием “ОСТРОВ СОКРОВИЩ” от начала до конца является плодом слишком богатого воображения писателя. Однако немногие знают, что это не совсем так. Конечно, в этом популярном романе применены все старые, веками и тысячелетиями обкатанные (еще со времен Геродота и Гомера) писательские приемы — изменение имен исторических персонажей, выдумывание новых географических названий, подтасовка дат… Тем не менее история про остров, на котором кучкой бесстрашных и хорошо информированных британских авантюристов, отплывших в 1775 году из Англии на паруснике “Эспаньола” был найден клад знаменитого пирата Флинта не выдумана, а во многом списана Стивенсоном из найденного им дневника лондонского богача Сиднея Уитворта, который жил в позапрошлом столетии и умер в довольно преклонном возрасте. Этот дневник, по некоторым конфиденциальным сведениям, хранится у одного известного лица — лорда П.Р.Бивербрука, потомка знаменитого хранителя Большой Государственной Печати. Сам Бивербрук, однако, не намерен распространяться по поводу приобретения им столь ценного документа (ведь по версии Стивенсона, на Острове Сокровищ еще осталась невывезенная часть богатства), и потому судить о его содержании мы можем только по мемуарам его бывшего владельца — внука того самого Уитворта, послужившего прообразом прославившегося на весь свет стивенсоновского юнца Джима Хопкинса.

Итак, художественное произведение, покорившее сердца и умы не одного поколения отпетых кладоискателей — это отнюдь не художественный вымысел, а беллетризированный и размноженный в невообразимом количестве экземпляров и переведенный почти на все языки мира документ, и этот документ вполне убедительно свидетельствует о том, что поиски спрятанных пиратами кладов — дело не такое уж и безнадежное, особенно если подготовиться к этому делу более-менее основательно. За всю историю кладоискательства (официальную, конечно) лишь некоторым счастливчикам удавалось отыскать сокровища только благодаря одному везению, то есть без всякой предварительной подготовки, с помощью неизвестно где и у кого приобретенных сомнительных карт или вообще без таковых. Основные находки закопанных в давние времена богатств были связаны с кропотливыми и зачастую многолетними изысканиями. Эти изыскания в основном заключались в самом тщательном изучении всяческих архивных материалов.

…Как известно, во всем мире так называемым “кладоискателем Номер Один” является бельгийский подводный исследователь Робер Стеньюи — имя этого человека в археологической науке стало нарицательным. Для того, чтобы отыскать свою самую знаменитую находку — испанский галеас[1] “Хирона”, входивший некогда в состав печально знаменитой Непобедимой Армады, Стеньюи пришлось более 10 лет провести в архивах двенадцати стран. Зато полученный результат превзошел даже самые оптимистичные ожидания. С первого же погружения на морское дно Стеньюи находит знаменитый корабль, буквально набитый историческими ценностями. Произошло это больше тридцати лет назад, в 1967 году, и к слову сказать, случилась эта находка в те времена, когда ни один музей в мире, по меткому выражению археологов, не мог похвастать даже ржавым гвоздем, принадлежавшим Армаде!

После обнаружения “Хироны” Стеньюи совершил немало и других поразительных и сенсационных открытий, связанных с подводной археологией, однако кладоискательская наука на достижениях одного только Стеньюи не останавливается. Не менее, чем Стеньюи, пожалуй, среди археологов популярен и американский исследователь морского дна Берт Уэббер, который стал миллионером, потратив на изучение нужных документов “всего” четыре года. Вооружившись добытой в архивах информацией, Уэббер без труда отыскал в 1980 году останки испанского галеона “Нуэстра де ла Консепсьон”, погибшего в 1641-м на рифах Багамских островов. Сокровища, найденные им на борту галеона, невелики в сравнении с тем, на что Уэббер рассчитывал согласно архивных данных, но и этого кладоискателю хватило с головой на всю оставшуюся жизнь — после продажи извлеченного с “Консепсьона” золота и серебра и уплаты всех мыслимых и немыслимых налогов Уэббер получил более 50 миллионов долларов наличными.

Еще один пример славной летописи — англичанин Барри Клиффорд. Времени на изучение всевозможных документов этот человек затратил поболее, чем Уэббер, и клад ему попался поскромней, но кладоискатель также не считает себя “обделенным судьбой”. За восемь пропитанных насквозь пыльной архивной романтикой лет Клиффорду удалось разбогатеть на 15 миллионов долларов — именно в такой сумме выражался эквивалент сокровищ, поднятых настойчивым британцем с затонувшей в 1717 году возле западного побережья Флориды пиратской галеры “Уайда”, которой командовал один из известнейших по тем временам “джентльменов удачи” — капитан Смоук Беллами. Эта, самая первая находка Клиффорда произошла в 1988 году, а сейчас археолог, по слухам, готовится к поискам исчезнувшего в XVI веке у берегов Мексики испанского галеона “Принцесса Навидад”, богатства которого, по предварительным данным, исчисляются почти миллиардом долларов. В это трудно поверить, но поверить все же придется, потому что исследователь провел в архивах почти десять лет — это серьёзный срок для человека, вполне уверенного в своих силах.

Итак, нынешнее поколение кладоискателей твердо должно себе усвоить, что без ДЕТАЛЬНОГО изучения всевозможных документальных источников шансы на находку любого клада неуклонно стремятся к нулю. Конечно, это не призыв к молодым людям безвылазно проводить время в пыльных и душных архивах, но при этом стоит обязательно обратить внимание нынешней активной в творческом плане молодежи на то, что порой изучая одни только архивные документы, можно совершить находки, не уступающие по значимости подвигам всех исследователей мира вместе взятых. Первейшая задача данной книги — это подтолкнуть интересующуюся морским и подводным делом молодежь к подвигам на кладоискательском поприще. Наши моря, особенно Черное, тоже отнюдь не бедны покоящимися на их дне подводными кладами. Чего стоит, например, одна только тайна гибели “Черного Принца”?

…“Черный Принц” — парусно-винтовой фрегат экспедиционных сил англо-французской эскадры, он затонул в жестокий шторм ночью 8 ноября 1854 года во время Крымской войны и унес с собой на дно глубокой Балаклавской бухты всю казну союзных войск, осадивших Севастополь. “Черный Принц” до сих пор не найден, и по слухам на нем золота и серебра на многие миллионы фунтов стерлингов. Не зря советское правительство долгие годы отказывало многочисленным кладоискательским консорциумам из-за рубежа, предлагавшим допустить их к поискам этого богатства. В 20-х годах его поисками занималась государственная водолазная компания ЭПРОН, но наши водолазы тогда так ничего и не нашли — ни золота, ни даже остатков корабля — вообще ничего. Не нашли также ничего и японцы в 1927 году, когда большевики все же решили прибегнуть к помощи иностранных компаний. Это не значит, однако, что счастье не может улыбнуться современным исследователям, обладающим гораздо более совершенным поисковым оборудованием, чем имелось в 20-х годах у первых водолазов.

В настоящую книгу входят материалы, посвященные некоторым кладам, существование которых до сих пор по большей части окутано мраком тайны. Эти материалы — плод изысканий множества ученых, как западных, так и наших, отечественных, и хочется верить в то, что они послужат отменным руководством к действию для многочисленных любителей экзотических приключений. Многие данные, помещенные в исследовании, подкреплены конкретными документами и сообщениями серьёзных зарубежных изданий, в отдельных случаях, конечно, я позволил себе известную вольность в обращении с некоторыми фактами, это связано в основном с трудностями в литературной обработке данных, однако я считаю, что все изменения только усиливают впечатление от данного исследования в целом. Ведь книга не претендует на звание некоего учебника по академическим дисциплинам, порой мне кажется, что она непременно должна вызвать

Все это вместе взятое свидетельствует о том, что Медведев превратился в обычного «литературного» афериста, преступную наживу которого, по моему мнению, следует немедленно пресечь.

Начальник Управления МГБ по Свердловской области генерал-лейтенант Дроздецкий 8

Львиную долю литературных доходов Медведев действительно тратил на своих бывших бойцов. Это не версия, а сущая правда.

Стоило кому-то из них попросить о помощи, как Медведев тут же срывался с места. Нужны деньги? Снимал с себя последнюю рубаху. Произошла несправедливость? Надевал китель со Звездой и шел в инстанции на абордаж.

Он по-прежнему был для этих людей командиром. А командир, если, конечно, он командир настоящий, должен быть в ответе за все.

Щедрость его нередко становилась даже причиной внутрисемейных ссор, и тогда запирался он в своем кабинете или шел бродить по московским улочкам, не подозревая, должно быть, что за каждым шагом его неотступно наблюдают люди с васильковыми погонами на плечах: такими же погонами, какие еще недавно носил он сам…

«Преступную наживу следует немедленно пресечь», – пишет начальник Свердловского УМГБ, и это звучит почти как приговор. Довольно странная безапелляционность. Трудно поверить, чтобы какой-то начальник территориального управления по собственному почину мог замахнуться на прижизненный памятник Лубянке. Инициатива в этом ведомстве всегда была наказуема…

Мы не случайно выделили в письме генерала Дроздецкого некоторые обороты. Думается, в них и таятся ответы на наши вопросы.

«Авантюрист, еврей» – именно так, через запятую, генерал дает характеристику медведевскому секретарю, как бы подчеркивая тем тождественность двух этих слов.

А теперь обратим внимание на дату письма. Июнь 1949-го. И сразу все становится на свои места.

Уже полным ходом идет по стране борьба с безродными космополитами. Уже «французские» батоны переименованы в «городские», а папиросы «Норд» в «Север». Уже раздавлен под колесами грузовика МГБ Соломон Михоэлс 9 , распущен Еврейский антифашистский комитет и арестованы его руководители. Написала уже свое знаменито-зловещее письмо славная патриотка Лидия Тимашук 10 , а из ЦК и Агитпропа уходят в инстанции секретные директивы: сократить число «лиц еврейской национальности» (слово «еврей» употреблять почему-то было не принято: может, считали его ругательством?) в театрах, газетах, больницах и институтах.

Конечно, самого Медведева трудно обвинить в космополитизме: природный русак, порода видна по лицу. Но ведь и академик Виноградов – лечащий доктор Сталина – взяли которого вместе с другими «врачами-убийцами», тоже и капли иудейской крови не имел.

Те, кто разрабатывал на Лубянке сценарии будущих заговоров, хорошо разбирались в психологии. Мало выкорчевать вражье семя под корень. Надо еще и показать всем нашим дуракам, как опасны ротозейство и благодушие. Недаром все шпионские плакаты тех лет изображают одну и ту же мизансцену: лопоухий болтун, а рядом – изогнутое ухо шпиона с явно нерусским профилем.

У врага было теперь новое лицо: толстогубое, с крючковатым носом и глазами навыкате…

Уж не роль ли пособника сионистов-космополитов примеряли Медведеву его вчерашние коллеги? Ведь единственный грех его (кроме, конечно, мифической игры на тотализаторе) – это связь с авантюристом-секретарем. Точнее, с евреем-секретарем, ибо в Советской стране образца 1949 года быть евреем само по себе считалось уже преступлением…

Совершенно секретно

МГБ СССР

5 управление

1 отдел

21 июля 1949 г.

Владимиров П. Б. происходит из состоятельной еврейской семьи. Проверяемый имеет высшее юридическое образование. По окончании института несколько лет работал по специальности (юристом), затем профессию переменил и последние 10–12 лет является администратором различных театров. (…)

Источник характеризует Владимирова П. Б. развитым, имеющим довольно широкий кругозор, к тому же неглупым человеком, однако в поведении и быту недостаточно выдержанным. Кроме собственного благополучия, его ничто не интересует.

Материально он живет явно не по средствам: в периоды пребывания в Москве часто посещал рестораны, в которых оставлял большие суммы денег. Всегда хорошо одевался, а жене делал дорогостоящие подарки.

Начальник 4 отделения 1 отдела 5 Управления МГБ СССР

Для МГБ пошить дело проще, чем портному – костюм. Не успел прийти донос из Свердловска, как готова уже и оперативная установка. Подведен к антрепренеру Владимирову источник (проще говоря, агент). Старательно собирается компромат.

Борьба с космополитизмом, а попросту говоря – с евреями (в народе ходили тогда стишки: «чтоб не прослыть антисемитом, зови жида – космополитом»), набирала обороты. Космополитов и низкопоклонников изгоняли из науки, искусства, снимали с руководящих постов. Не обошла стороной эта кампания и МГБ.

В июне 1951 года следователь МГБ подполковник Рюмин 11 , пьяница и патологический антисемит, написал отчаянное, в духе того времени, письмо в ЦК. В письме этом, малограмотном и высокопарном, содержались страшные обвинения. Рюмин писал, что министр Абакумов вместе со своей камарильей сознательно гробят важнейшие дела, покрывают сионистов и, вообще, превратились в пособников международного капитала.

В любой другой момент послание это так и осталось бы без внимания, но сработал невидимый миру механизм подковерных интриг. Берия и Маленков 12 , давно уже мечтающие разделаться с Абакумовым (не их оказался человек, к вождю ходит напрямую, ни с кем не советуется), ухватились за него двумя руками. С их подачи донос оказался на сталинском столе, и Политбюро не медля образовало комиссию по проверке деятельности МГБ.

Уже в июле Абакумов был арестован. Вслед за ним за решетку принялись бросать немногих уцелевших на Лубянке евреев (большинство почистили еще в 1949-м). А триумфатора Рюмина сразу, как был в подполковничьем звании, назначили заместителем министра и начальником следственной части…

Конечно, это не более чем наше предположение. И тем не менее очень похоже, что в сценарии этом Медведеву тоже была уготована одна из ведущих ролей. В противном случае, как объяснить, что одновременно с разработкой антрепренера Владимирова МГБ взяло под колпак и его самого. Плотно взяло, окружило со всех сторон…

5 Управление МГБ СССР тов. Головкову 13

«На Ваш запрос по „ВЧ“ в отношении лектора – Героя Советского Союза полковника Медведева, сообщаем:

По данным проверки установлено, что Медведев на территорию Латвийской ССР прибыл по направлению ЦК ВКП(б), но каких-либо документов общества по распространению научных и культурных знаний никому не предъявил.

Текстов и конспектов лекций на руках не имеет, заявляя, что все тексты лекций находятся в ЦК ВКП(б). Лекции читает без каких-либо документов. (…)

Его антрепренер Владимиров Петр Борисович, 1910 г. рождения, уроженец г. Москвы, проживает: Москва, Казарменный пе-332

реулок, дом 4, кв. 1, по документам русский (эта фраза в оригинале письма подчеркнута и против нее поставлен вопросительный знак. – Прим. авт. ), паспорт получил в июне 1947 г.

В ходе проверки установлено, что Владимиров характеризуется как рвач и коммерсант. В Ригу прилетел на самолете за полтора месяца до прибытия в Латвию Медведева и собирается вместе с Медведевым находиться в Латвии до конца августа 1949 года.

Новик 20.VII. 1949 г.».

Знал ли Медведев, какая страшная опасность подстерегала его? Просто так, без команды сверху, собирать компромат на Героев никто не станет.

Если бы и узнал вдруг – вряд ли известие это сильно его огорошило. Цену своим бывшим коллегам знал он слишком хорошо…

Трудно сказать, почему этот дьявольский план так и не был претворен в жизнь. Может быть, не дошли руки. А может, вмешалась какая-то иная, неведомая нам сила. Все же Медведев был знаменит на всю страну…

Дмитрий Николаевич ненамного пережил сталинский режим. Он умер 14 декабря 1954 года. Было ему всего-то пятьдесят шесть…

Сердце партизана не выдержало травли и несправедливости. До реабилитации его брата оставалось еще полтора года…

…Так случилось, что все самые трагические повороты нашей истории красным колесом прошли через судьбу Медведева: коллективизация, партчистки, репрессии, борьба с космополитизмом. Этот человек словно притягивал к себе невзгоды.

И было бы странно, если бы сегодняшние безвременье и смута не коснулись Героя.

Демонтирован его памятник в Ровно – в городе, в котором имя Медведева еще вчера было свято. Во Львове снесен памятник его сподвижнику Николаю Кузнецову. Улицы Медведева и Кузнецова переименованы в улицы Бандеры и Петлюры…

Что ж, к незаслуженным обидам он привык еще при жизни. А уж после смерти…

Наверное, со стороны может показаться, что СИСТЕМА победила Медведева – сломала, уничтожила, выбросила вон. Неправда. Не СИСТЕМА победила Медведева – это Медведев победил СИСТЕМУ.

Имя Героя войны, прославленного чекиста страна помнит до сих пор. У его могилы на Новодевичьем кладбище в Москве всегда много цветов.

А кто помнит имена его душителей? Секретарей по партчистке, кадровиков, генерала Дроздецкого? Эти люди ушли в небытие, растворились навечно, не оставив в чекистской истории ни малейшего следа. Да и какие они, собственно, чекисты? Чекисты – это Медведев, Судоплатов, Кузнецов, тысячи и тысячи безвестных солдат, павших в честном бою или в бою подковерном.

Вечность – вот главный и единственный суд, и только он вправе вынести окончательный, не подлежащий обжалованию приговор.

СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО

Перевод с английского М. Богословской, Н. Волжиной, А. Горбова, А Горовича, Н. Дарузес, Е.Калашниковой, М. Лорие, В. Топер, О. Холмской под редакцией Р. Гальпериной.

<1>Так обозначены ссылки на примечания. Примечания после текста.

Ингерсолл Р. Совершенно секретно. — Москва, Издательство иностранной литературы, 1947. Тираж не указан.

Из предисловия: известный американский журналист Ральф Ингерсолл описывает историю вторжения англо-американских войск на европейский континент. Его книга во многом является свидетельством очевидца, так как Ингерсолл служил в оперативном отделе штаба Главнокомандующего американскими вооруженными силами на европейском театре военных действий, а затем участвовал в высадке десанта на континент и в боях в Западной Европе. Ингерсолл — не профессиональный военный, и его книга посвящена не столько анализу боевых действий англо-американских войск, сколько политической истории подготовки и осуществления операций по вторжению. Осведомленность Ингерсолла в вопросах оперативного планирования войны и знание закулисных политических расчетов, влиявших на ее ход, делают книгу «Совершенно секретно» заметным явлением в иностранной мемуарной литературе о второй мировой войне.

Часть I. Следопыт на Гровенор-сквере

Глава первая. «Джонни-новички»

Глава вторая. Волокита начинается

Глава третья. Уход без фанфар

Глава четвертая. В высших сферах

Глава пятая. «Бигот»

Глава шестая. Предмостное укрепление — это платеж наличными

Часть II. Через Ла-Манш к победе

Глава седьмая. Стол конференции против Атлантического вала

Глава восьмая. Стол конференции против Wehrmacht

Глава девятая. Господь бог предъявляет вексель СХАЭФу

Глава десятая. Брэдли против Монтгомери

Глава одиннадцатая. Назло всем чертям и высшим сферам

Глава двенадцатая. И вот наступил мир

Часть III. А теперь подведем итоги

Глава тринадцатая. Извлечем уроки

Глава четырнадцатая. Пусть уроки не пропадут даром

Глава пятнадцатая. В заключение — посидим и подумаем

Б. Сучков. Предисловие

О предлагаемой вниманию советского читателя книге «Совершенно секретно»: известный американский журналист Ральф Ингерсолл описывает историю вторжения англо-американских войск на европейский континент

Его книга во многом является свидетельством очевидца, так как Ингерсолл служил в оперативном отделе штаба Главнокомандующего американскими вооруженными силами на европейском театре военных действий, а затем участвовал в высадке десанта на континент и в боях в Западной Европе.

Ингерсолл — не профессиональный военный, и его книга посвящена не столько анализу боевых действий англо-американских войск, сколько политической истории подготовки и осуществления операций по вторжению. Осведомленность Ингерсолла в вопросах оперативного планирования войны и знание закулисных политических расчетов, влиявших на ее ход, делают книгу «Совершенно секретно» заметным явлением в иностранной мемуарной литературе о второй мировой войне.

«Совершенно секретно» в значительной мере представляет собой рассказ о тех политических причинах, которые задерживали открытие второго фронта в то время, когда доблестная Советская Армия вела единоборство с фашистскими полчищами, вынося на своих плечах основную тяжесть войны.

Официально государственные руководители Великобритании и США признавали первоочередной задачей войны вторжение на территорию Германии через Ла-Манш. Однако развертывание активных боевых действий задерживалось, и сроки вторжения неоднократно переносились. Как пишет Ингерсолл, «вторжение через Ла-Манш как таковое имело могущественных противников на самых видных постах не только в Англии, но и в Америке». Военные усилия англо-американских войск были сосредоточены главным образом на второстепенных фронтах — в Африке, Сицилии, Италии. Сама подготовка к вторжению осуществлялась крайне медленно, и планирование операций было обставлено множеством бюрократических рогаток.

Ингерсолл рассказывает в своей книге не только о том, какими методами и приемами противники открытия второго фронта всячески тормозили и задерживали подготовку к вторжению, но также раскрывает те мотивы, которые диктовали подобного рода политику. Он указывает, что плану вторжения в Германию через Ла-Манш сознательно и последовательно противопоставлялось стремление английских политиков, и в первую голову Уинстона Черчилля, осуществить вторжение через Средиземное море и Балканы. «Балканы были тем магнитом, на который, как бы вы ни встряхивали компас, неизменно указывала стрелка британской стратегии», — пишет Ингерсолл. Заинтересованность в балканском варианте, говорит он, «…так далеко завела Англию, что ее премьер-министр, агитируя за вторжение на Балканы, даже пустил в обращение лживую формулу собственной чеканки, назвав самые неприступные и легче всего обороняемые горные преграды на континенте «уязвимым подбрюшьем Европы». Отмеченная Ингерсоллом особенность британской стратегии обусловливалась не вопросами военной целесообразности, а чисто политическими соображениями: желанием обеспечить политическое и экономическое господство Великобритании в странах Восточной Европы и на Средиземном море. Именно эти политические причины приводили к тому, что в течение длительного времени активными были второстепенные фронты, оттягивавшие войска, плавучие средства и военную технику, необходимые для подготовки и осуществления вторжения в Европу. Ингерсолл указывает, что «для одной только первой фазы десантных операций по вторжению в Сицилию потребовалось свыше тысячи океанских пароходов». После захвата Сицилии и капитуляции Италии, когда, казалось, были созданы все предпосылки для того, чтобы перебросить в Англию авиацию, десантные суда и большую часть войск для нанесения решающего удара, начинается наступление в Италии всеми силами средиземноморского театра военных действий. Ингерсолл пишет, что основным фактором в принятии этого решения «был нажим британского премьер-министра и британских генштабов». Он говорит далее: «Весь итальянский поход, с военной точки зрения, не имел никакого смысла». Между тем этот поход задерживал реализацию плана по вторжению в Европу через Ла-Манш. Это было нетрудно сделать еще и потому, что самый план вторжения, так называемый «Оверлорд», утвержденный на конференции в Квебеке, отличался той особенностью, что давал широкую возможность для оттяжки начала военных действий. Ингерсолл приводит в своей книге несколько условий, при которых, как считали авторы проекта, вторжение могло быть осуществлено. В число этих условий входили, между прочим, следующие:


Статьи по теме