Молчанов Андрей Алексеевич книги

      Комментарии к записи Молчанов Андрей Алексеевич книги отключены

Уважаемый гость, на данной странице Вам доступен материал по теме: Молчанов Андрей Алексеевич книги. Скачивание возможно на компьютер и телефон через торрент, а также сервер загрузок по ссылке ниже. Рекомендуем также другие статьи из категории «Справочники».

Молчанов Андрей Алексеевич книги.rar
Закачек 2298
Средняя скорость 3073 Kb/s
Скачать

Две повести, вошедшие в книгу известного писателя Андрея Алексеевича Молчанова, — своего рода художественные документы конца 80-х годов двадцатого, дважды переломного для нас века. В них отражена картина организованной преступности, нарождающейся в России, слияния чиновничества с криминалом, становления структур, пытающихся извлечь прибыль, опираясь на теневые резервы государственной экономики. Вместе с тем, изнывая под гнетом уже изжитых коммунистических догм и успешно зарабатывая на спекуляциях и дефиците, деловые и энергичные люди той поры еще наивно полагали, что сумеют реализовать себя, уехав на Запад, казавшийся раем свобод и возможностей. Но они жестоко просчитались…

Наверное, сегодня нет ни одного человека в России, который не хотел бы знать: как разводят крутых авторитетов, словно последних лохов; как продать фальшивый миллион долларов за 750 тысяч настоящих; как оперативники РУБОП и бойцы СОБРа пытались освободить советника президента, а освободили… козу из клетки; как в высокогорном ауле печатают фальшивые доллары в типографии, замаскированной под сараи для скота. Обо всем этом читайте в новой книге А. Молчанова, основанной на подлинных событиях и операциях Центрального РУБОП.

Беглый каторжник и журналист-неудачник, бывшие кагэбэшник и офицер-подводник – они все очень разные, и у каждого своя цель. Под флагом «Гринпис» на борту научно-исследовательского судна они плывут в составе команды к затонувшим в Атлантике российским ядерным подводным лодкам. Корабль начинен взрывчаткой. Основная часть команды – террористы. От экспедиции веет смертью. Пока главные герои – врозь. Но очень скоро им придется объединиться, чтобы выжить, чтобы спасти мир.

К своим сорока с лишним годам Олег Серегин подвел итог прожитого, и сделал вывод: время, отпущенное ему до сегодняшней поры Богом, истрачено в бесконечной цепи авантюр, в удовлетворении плотских прихотей и всецело посвящено гордыне эгоизма. Итог, естественно, выходил плачевным: никаких полезных для сего мира поступков и достижений он не совершил, оказавшись в одинокой пустоте нынешней жизни. Единственное, что могло бы утешить при этаком приговоре себе – мысль о миллионах подобных, ничуть своим положением не мучающихся, а продолжающих браво и бездумно околачиваться в дарованном им бытие. Однако у Серегина хватало ума, чтобы постичь истину: грешим мы скопом, а отвечаем исключительно за себя, и вовлечение в общую глупость – не оправдание глупости собственной.

Ступор безотрадных умозаключений разрушил бряк упавшего из неловко раскрытой пачки патрона. Па…

ДЕТЕКТИВ ВЧЕРА И ЗАВТРА

О времени и причинах возникновения детективной литературы не существует единого мнения. Одни прослеживают историю детектива с античных времен, причисляя к его отдаленным прообразам миф о царе Эдипе и, в частности, тот его эпизод, в котором властитель Фив, ища причины бедствий, обрушившихся на город, проводит своеобразное расследование, по результатам которого вопреки позднейшим канонам жанра изобличает самого себя. Другие выискивают — и находят — детективные элементы в барочном и готическом романе XVII—XIX веков. Третьи, упоминая, правда, и Эдгара По, ведут свой отсчет от Конан Дойла. Четвертые вспоминают французский плутовской, приключенческий, а затем и полицейский роман. Пятые торопятся провести по разряду детектива произведения Бальзака, Диккенса и Достоевского.

И, напротив, в попытках «ввести детектив в берега» утверждают, что детективными следует называть не всякие произведения с наличием или …

Эту могилу он уже видел. Стандартную, ничем не примечательную: черный мраморный обелиск с выпуклым овалом фотографии, не отмеченный ни христианским крестом, ни звездой; имя, даты рождения и смерти, вытесанные резцом; у подножия надгробия — фиолетово-блеклые, понурые анютины глазки и — жирно окрашенная грубой кистью светло-зеленая решетка ограды.

Здесь он оказался случайно. Таксист, попутно решив заправить бак, свернул с магистрали к колонке; дорога шла как раз в объезд кладбища, и, глядя на рябившую в оконце дощатую ограду с выглядывающими из нее купами лип, прореженными холодными ножницами осени, он мучительным усилием воли попросил остановить машину и вышел из нее. В конце концов, торопиться все равно было некуда. До отправления поезда еще оставался час, томиться в зале ожидания, в толкучке и суетном гомоне, среди таких же спешащих отсюда прочь людей, не хотелось, и провести это время, вероятно, следовало здесь, на кладб…

Новый год в октябре.

Это было его привычным удовольствием: когда бетонная ограда неслась навстречу, заполняя лобовое стекло, он резко тормозил; машину кидало юзом, и, чуть завалившись на бок, она обессиленно замирала перед воротами. Но сегодня подвели отвыкшие от руля руки – «Волга» чиркнула крылом о сваю забора, содрав черную кожицу эмали, хрупнуло стекло фонаря, и дешевый кураж справедливо обернулся неприятностью.

День начинался неблагополучно. Утро выдалось темное, злое, с порывистым сырым ветром; на работу он приехал невыспавшийся, подавленный, мысленно живущий еще там – в экзотическом сне Индии.

Уже начинало светать, уже различался черный далекий лес на востоке, неровные пики елей… Накрапывал беспросветный октябрьский дождь. Поздняя московская осень… И трудно поверить, что еще вчера он бродил по выжженным солнцем аллеям Ред Форта, сидел в баре, подставляя опаленное зноем лицо…

Неужели он добрался до него? Неужели сумел?

Он потерянно уставился на неуемно дрожащие пальцы со сморщенно-разбухшей, выбеленной морской водой кожей…

В глазах еще плясали блики от ламп аварийного освещения, слабенько мерцающих в зарешеченных матовых колпаках, в ушах стоял скрежещущий треск сварных перегородок и нудное капание просачивающейся через поврежденную обшивку крейсера воды.

Лодка была из последних, спешно штампованных под лозунгом «Ни одного дня без новой субмарины!» — без клепки корпуса, трещавшего на глубине, как сдавленный тисками орех.

Какие-то считанные часы назад он еще находился в торпедном отсеке обреченного корабля, застывшего на грунте, содрогающегося от взрывов глубинных бомб, которыми вслепую гвоздили пучину английские эсминцы-охотники типа «трайбл» — мощные, маневренные, умеющие терпеливо преследовать свою неповоротливую, хотя и коварную добычу.

Экспедиция в один конец

Антон Филиппов ехал на своем стареньком «жигуленке» из института, где оканчивал пятый курс вечернего отделения. Ехал, то и дело сбрасывая рычаг переключения передач в «нейтралку», и с досадой думал, что завтра на работу придется отправляться на метро, поскольку денег на бензин, который он сейчас столь усердно экономил ездой на холостом ходу, в ближайшие три дня не предвидится, а занять у сослуживцев — дело дохлое, зарплаты в конторе мало того, что задерживали, но и урезали. Попросить в очередной раз у отца? А что отец? Тоже — нищий научный сотрудник из того же, как и он, Антон, конструкторского бюро.

Некогда, в незабвенную социалистическую эпоху, КБ процветало, выполняя оборонные заказы, связанные с атомным подводным флотом страны, даже на должность рядового инженера в нем существовал конкурс, но после краха коммунистической доктрины в считанные годы все сникло, захирело, а после н…

Молча́нов Андре́й Алексе́евич (род. 23 ноября 1953 г., Москва) — русский писатель, член Союза писателей СССР и Союза писателей России.
Автор монографий по истории СС, СД и немецкой разведки. Работал в ФРГ, Индии и США.
В 1998—2002 годах — советник Начальника Центрального регионального управления по борьбе с организованной преступностью. С 2002 года по 2007 год — Председатель общественного совета Главного управления МВД России по Центральному федеральному округу [1] , генерал-майор МВД [2] . Входит в ассоциацию ветеранов Службы внешней разведки. Награждён правительственными и ведомственными наградами.

Андрей Алексеевич Молчанов

роман «Новый год в октябре» (1983)

Окончил вечернее отделение радиотехнического факультета МЭИ в 1980 году.
Выпускник заочного отделения Литературного института им. Горького (1982). Ученик В. П. Катаева, В. И. Амлинского, Сергея Антонова.

  • В начале 1970-х годов входит в круг актёров Театра на Таганке, но профессиональным артистом не становится, отдав предпочтение литературе.
  • Снимался в к/ф Двойной капкан (1985).
  • Отец известного российского рок-музыканта, гитариста группы КипеловМолчанова Вячеслава Андреевича.
  • Сын академика РАН СССР Богомолова Алексея Фёдоровича.
  • Брат по отцу известного российского и американского математика Богомолова Фёдора Алексеевича.

Творчество Править

  • Первый роман «Новый год в октябре», вызвавший широкий общественный резонанс, вышел в журнале «Юность» в 1983 г. По роману снят фильм «Человек из чёрной „Волги“» (1990).
  • Повесть «Перекрёсток для троих», напечатанная в 1984 г. в журнале «Человек и закон», вызвала взрыв возмущения в советской прессе антигосударственной позицией автора. По данному поводу было принято постановление ЦК КПСС об усилении идеологической работы в писательской среде.

Автор фразы «Надежда умирает последней». Фраза впервые появилась в повести «Кто ответит?», журнал «Смена», 1988 год. Повесть долго не публиковали из-за критики скандального по тем временам автора в советской прессе, и как-то уже отчаявшийся Молчанов спросил редактора «Смены» М. Кизилова: «Так могу ли я хотя бы надеяться на публикацию?» На что тот, кому эта фраза в тексте рукописи очень понравилась, ответил не без сарказма: «Надежда умирает последней, Андрей, как ты сам утверждаешь…» «Смена» выходила миллионными тиражами, и вскоре фраза стала поистине народным достоянием.

ИЗ ПРЕССЫ ТЕХ ЛЕТ:

«А. Молчанов в „Перекрёстке для троих“ постоянно подчёркивает мелкое и пустое в своих героях через детали повседневного бытия. Жизнь у них проходит в суете, им некогда поднять голову к высокому. Автор расширяет круг бездуховных персонажей. Да, работники Госстраха, как и других областей, — отдельные работники! — иногда находят „ход“… Зачем же этот „ход“, неизбежно ведущий к скорому „мату“, выдумывать автору?» «Литературная газета». 7 июня 1984 г.

«В повести „Перекрёсток для троих“ три героя. Повествование ведётся от первого лица. Мы имеем дело с тройной исповедью. Автор, несмотря на свою молодость, в литературе не новичок и, несомненно, знает, что повествование от лица отрицательного героя всегда опасно, на исповеди человек невольно стремится обосновать свои поступки, доказать неизбежность их, самооправдаться. Опытные литераторы часто в таких случаях используют приём „ненадежного рассказчика“, показывая своё скептическое отношение к герою. Однако Молчанов не пользуется таким приёмом, предпочитая раствориться в своих персонажах, давая им полную волю на страницах повести, „балдея“ вместе с ними». «Советская культура». 5 июля 1984 г.

«Двух мнений быть не может: повесть А. Молчанова — возмутительная клевета на советскую интеллигенцию. Вряд ли существует в нашей литературе последних лет другое произведение, в котором поголовно все действующие лица изображались бы преступниками либо подонками, в котором не нашлось места ни одному положительному персонажу. Вполне закономерно, что популярные газеты встали на защиту чести работников литературы и искусства». «Литературная газета». 14 ноября 1984 г.

«СЕКРЕТАРЮ ЦК КПСС тов. ЗИМЯНИНУ М. В.

Уважаемый Михаил Васильевич!

Мы, члены редакционной коллегии редакции «Человек и закон», серьезно обеспокоены критикой, прозвучавшей в адрес повести А. Молчанова «Перекрёсток для троих», опубликованной на страницах этого издания, и сознаем свою писательскую и гражданскую ответственность за допущенный промах в работе. Сейчас совместно с руководством журнала, его партийной организацией мы направляем усилия на то, чтобы исключить подобные случаи впредь. С этой целью 17 июля 1984 года в редакции журнала «Человек и закон» состоялось заседание расширенной редколлегии, на которое были приглашены ведущие писатели, ответственные работники Минюста СССР и Минюста РСФР, руководители партийного бюро. В ходе делового разговора было высказано немало пожеланий и предложений по улучшению работы с литературными произведениями, намечены меры по тщательному отбору произведений для печати, их многостороннему и авторитетному рецензированию. Члены Союза писателей СССР от себя и от имени товарищей по перу (которые не смогли прибыть в редакцию)*, заверили собравшихся в том, что лучшие произведения приключенческого жанра, пропагандирующие гражданственность, уважение к закону, будут прежде всего рекомендованы на страницах журнала «Человек и закон». Совещания, подобные тому, что было проведено в редакции 17 июля с.г., коллегия будет проводить регулярно, приглашая ведущих юристов, журналистов, работников аппарата МВД СССР, Прокуратуры СССР и других заинтересованных ведомств. Так, в ближайшее время намечено провести заседание расширенной редколлегии по вопросам контрпропаганды, в котором примут участие ученые, работающие в этой области, в частности, профессор Н. Яковлев, автор книги «ЦРУ против СССР» и журналисты-международники. Уверены, что все эти меры принесут ощутимые положительные результаты.

  • В окончательном варианте документах вычеркнуто.

Члены редакционной коллегии:

А. М. Рекунков, Генеральный прокурор СССР

А. Я. Сухарев, министр юстиции РСФСР

Ю. М. Чурбанов, заместитель министра внутренних дел СССР

  • В пост-перестроечный период Молчанов пишет романы:
    • «Брайтон-бич авеню»,
    • «Схождение во ад»,
    • «Падение „Вавилона“» («Игра против всех», 1996),
    • «Канарский вариант» (1997),
    • «Побег обречённых» (2003) [3] ,
    • «Ядерные материалы»
    • и др.

Вместе с Г. Вайнером создаёт киносценарий по роману братьев Вайнеров «Евангелие от палача». В 80-х годах сценарист Валерий Фрид предложил режиссёру Андрею Тарковскому повесть А. Молчанова «Дао» для постановки картины. Повесть также рекомендовал Тарковскому и Аркадий Стругацкий, поставивший вместе с ним фильм «Сталкер», как произведение, близкое по своей поэтике предыдущим работам режиссёра. Но реализации этого плана помешала опала Тарковского со стороны властей и его эмиграция во Францию.

  • Долгое время жил и работал в США, Индии и ФРГ.


Статьи по теме