Психологические Идеи Леонардо Да Винчи Реферат

      Комментарии к записи Психологические Идеи Леонардо Да Винчи Реферат отключены

Уважаемый гость, на данной странице Вам доступен материал по теме: Психологические Идеи Леонардо Да Винчи Реферат. Скачивание возможно на компьютер и телефон через торрент, а также сервер загрузок по ссылке ниже. Рекомендуем также другие статьи из категории «Книги».

Психологические Идеи Леонардо Да Винчи Реферат.rar
Закачек 732
Средняя скорость 6943 Kb/s
Скачать

Леонардо да Винчи борется за восстановление роли и значения чувственного познания. Он утверждает, что созданные человеком чувственно воспринимаемые ценности — средство познания закономерного строя вещей.

В понимании сущности и природы чувственного познания он преодолевает механистические традиции, согласно которым чувственное познание предполагает непосредственный контакт познающего органа со своим объектом. Опосредованное же, проникающее вглубь объекта знание связывалось этой традицией с понятием и словом и относилось к интеллигибельному уровню. Как художник Леонардо да Винчи выступает против этого умаления роли чувственности в познании мира.

Предметом его специального внимания становится особый орган чувственного познания, позволяющий воспринимать природу в ее внутренних связях, — человеческий глаз, создающий совместно с рукой в процессе живописного творчества образные творения — изображения. Именно они, а не слово отражают реальность и становятся в этом случае посредниками между ней и сознанием, источниками ее познания.

Зрительное воображение рассматривается им как важное средство практического преобразования действительности. Живопись — основа техники и инженерии. В этом проявилось стремление Леонардо да Винчи соединить естественные знания и искусство. Воображение, таким образом, впервые соединяется с творчеством.

Следует отметить, что фантазия начиная с античности считалась «дурной субъективностью». Познавательная ценность отводилась исключительно разуму, имеющему божественную природу. Леонардо да Винчи в качестве высшей ценности провозглашает творения субъекта, созданные им на основе подражания природе. Вводится соответственно новый критерий оценки человека — по образу его деятельности, направленной на преобразование природы. Сущность человека выражается в его творческой деятельности, отмечал Леонардо да Винчи.

Леонардо да Винчи тщательно изучал анатомию и биомеханику организма, что объяснялось не только эстетически-познавательными, но и практическими задачами: изучить принципы работы живого организма, способного выполнять недоступные человеку функции, чтобы воссоздать их в специальной инженерной конструкции. Например, он строил схемы летательных устройств на основе изучения мышечного аппарата птиц и насекомых.

Им проводились многочисленные эксперименты по изучению поведения разных животных с целью изучения их двигательной активности, была создана экспериментальная модель спинномозговой лягушки, ставшая классической для нервно-мышечной физиологии ХIХ в. Многие его идеи и замыслы сохранились в набросках, эскизах, чертежах, и они свидетельствуют об оригинальности мысли и гениальности его замыслов.

Он стремился быть в обществе ученых — естествоиспытателей, т.е. мятежников, а не художников. Много размышлял о познании. Считал, что опыт — главный источник знаний о человеке и о мире. «Мудрость есть дочь опыта», — говорил он. Познание, не прошедшее через опыт, и ощущения, с которых оно начинается, не дают истины о действительности.

Опыт понимался им широко — это и наблюдение над природными явлениями, и физический эксперимент, и рисунок, и инженерная конструкция. Он выдвигает тезис о единстве теории и практики.

Высшим обобщением и осмыслением бытия, по Леонардо да Винчи, является живописное произведение, созерцаемое непосредственно всегда выше, чем любые рациональные построения. Произведение уже само по себе является высшей реальностью, за которой ничего уже не стоит, потому что, несмотря на необходимость подражания, нет надобности в дальнейшем соотнесении истинного живописного произведения с изменяющейся действительностью, ибо в произведении достигается самоудовлетворенное существование воспринимаемого объекта, а сам процесс восприятия и есть высшее осмысление.

Но этим, однако, Леонардо да Винчи не отрицает необходимости подражания природе. Он призывает не поправлять природу, а следовать ей. Из единичных наблюдений создавать целое. В этом — власть человека-творца. Ибо все, что существует по Вселенной как сущность, как явление или как воображаемое, человек имеет сначала в душе, утверждает Леонардо да Винчи. Художник, таким образом, с одной стороны, волен, по Леонардо, сам породить прекрасное или безобразное, с другой — здесь явное понимание бытия, как единства объекта и субъекта.

В теории познания он скорее сенсуалист. И в науке на первое место он ставит опытный метод. «Опыт не ошибается», — говорит Леонардо. Истинная наука та, которую опыт заставил пройти сквозь чувства. Но он не отрицает и теории, «бесчисленных оснований», которые никогда не были в опыте. И хотя природа, утверждает он, начинается с причин, а кончается опытом, нам надобно идти путем обратным, то есть начинать с опыта и с ним изыскивать причину. Наука — капитан, практика — солдаты.

Итак, с одной стороны, у Леонардо полная зависимость от природы, подражание природе, с другой — тесно связанное с первым положение о воле и власти человека-творца над природой.

Все мы рождаемся на свет любознательными. И на этом естественном стремлении нашего сердца как раз и основывается принцип Curiosita. Тут действует та же самая побудительная причина, которая заставляет нас прочитывать книгу от корки до корки; и эта причина — желание знать как можно больше. Каждый из нас от природы наделен любознательностью; задача же состоит в том, чтобы научиться ею пользоваться и развивать ее во благо себе и другим. В первые годы жизни наш ум гложет неутолимая жажда познания. Начиная с самого рождения, — а кое-кто утверждает, что даже и раньше, — зрение, слух и все прочие органы чувств младенца чутко настраиваются на исследование и познание мира. Ребятишки экспериментируют с каждым окружающим их предметом, совсем как маленькие ученые. Едва научившись говорить, они начинают задавать один вопрос за другим: «Мамочка, расскажи, а как эта штуковина работает?», «Почему я родился?», «Папа, а откуда берутся дети?»

Ребенком Леонардо также был невероятно пытлив и со свойственной всем детям любознательностью изучал окружающий мир. Его страстно увлекала природа, он проявлял замечательные способности к рисованию и любил математику. По свидетельству Вазари, юный Леонардо сплошь и рядом задавал своему учителю математики столь неожиданные и каверзные вопросы, что «причинял своему наставнику множество хлопот и зачастую ставил его в тупик».

Выдающиеся умы всю свою жизнь без устали задают «проклятые» вопросы. В душе Леонардо никогда не иссякала жадная любознательность и живое, непосредственное, ребяческое ощущение чуда; взрослея, он ни на йоту не утратил ни широты, ни глубины своих интересов, ни своей готовности оспаривать любые общепринятые знания. На всем протяжении его взрослой жизни Curiosita неизменно подпитывала неистощимый источник его гения.

Какие импульсы двигали им в его безмерной жажде познания? Похоже, никаких сторонних психологических мотивов у него не было — об этом пишет в своей книге «Творцы: История героев воображения» лауреат Пулитцеровской премии Дэниэл Барстин. «В отличие от Данте, он не испытывал страсти к женщинам. В отличие от Джотто, Данте или Брунеллески, в нем, кажется, не было ни капли гражданственности. Он не был верным адептом церкви и отнюдь не отличался ревностным служением Христу. Он с одинаковой охотою выполнял заказы Медичи, Сфорца, Борджа и французских королей; ему было все равно — угождать папе или его врагам. Ему ни в малейшей степени не была свойственна мирская суетность и та жажда плотских утех, которой отличался Боккаччо или Чосер; в нем не было ни безрассудства Рабле, ни благочестия Данте, ни религиозной патетики Микеланджело». Все родственные чувства и привязанности Леонардо, вся страстность его души и ревностность его служения были направлены на одни лишь бескорыстные поиски правды и красоты. Или, как сказал однажды Фрейд: «Он преобразовал свою страсть в любознательность».

Пытливость Леонардо отнюдь не ограничивалась его систематическими научными занятиями; она служила той вдохновляющей силой, которая одушевляла его повседневный опыт общения с окружающей действительностью, придавая этим контактам новое качество и новую интенсивность. В одной из записных книжек Леонардо мы находим весьма характерный для него пассаж, в котором он вопрошает: «Разве вы не видите, сколько дел подвластны рукам человеческим и насколько они разнообразны? Разве вы не видите, сколько в нашем мире всевозможных видов животных, а также деревьев, растений и цветов? Какое разнообразие холмистых и равнинных мест, полноводных источников, рек, городов, общественных и частных зданий; орудий, ловко приноровленных для пользы человека; всяческого платья, украшений и искусств?»

В другом месте он развивает эту же самую мысль: «Я целыми днями бродил по сельским окрестностям, ища ответа на свои вопросы и пытаясь уразуметь вещи, которых я не понимал. Каким путем морские раковины оказались на вершинах гор, наряду с отпечатками кораллов и водорослей, обычно находимых в море? Почему гром продолжается дольше, чем его причина, и почему молния без промедления становится видимой глазу, тогда как грому нужно время, чтобы одолеть расстояние? Каким образом вокруг того места на воде, в которое был брошен камень, образуются водяные круги? Почему птица удерживается в воздухе? Эти вопросы, а также и другие странные явления занимают мою мысль на протяжении всей моей жизни».

Глубочайшее стремление Леонардо постичь сущность вещей помогло ему выработать особую манеру исследования, равно примечательную как глубиной проникновения в предмет, так и широтой научных интересов. Кеннет Кларк, называвший Леонардо и самым любознательным человеком из всех, когда-либо живших», на бойкий современный лад обозначил его бескомпромиссное стремление к истине: «Он, как девушка, никогда не отвечал „да“». Например, в ходе своих анатомических исследований Леонардо рассекал каждую часть тела, как минимум, в трех различных проекциях. Сам он однажды написал об этом так:
«Это мое изображение человеческого тела будет тебе столь же ясно и понятно, как если бы ты имел перед глазами живого человека. И причина здесь в том, что, если ты хочешь досконально, анатомически знать все части, из которых состоит человек, тебе — а вернее, твоему глазу — надобно рассмотреть эти части со всех точек зрения, поворачивая всякий член так и сяк и разглядывая его и снизу, и сверху, и со всех прочих сторон, дабы выяснить, откуда он начинается… А посему, ежели ты посмотришь на мои рисунки, каждая часть тела будет известна тебе, и именно потому, что я изобразил каждый телесный член с трех различных точек зрения.»

Но даже на этом его любопытство не останавливалось: Леонардо продолжал изучать предмет с той же самой неукоснительной строгостью и тщательностью. К примеру, изучая человеческое тело во многих проекциях, он сумел гораздо глубже понять его анатомическое строение. Вместе с тем, его научные занятия помогли ему по достоинству оценить свои же собственные попытки поделиться знаниями с другими людьми. Результат же этих его рассуждений был таков: слой за слоем он подвергал свою работу самой суровой проверке, оттачивая таким образом не только свое разумение, по и способ выражения, посредством которого он передавал свои знания другим. В «Трактате о живописи» он сам говорит об этом так: Мы знаем твердо, что ошибки узнаются больше в чужих произведениях, нежели в своих… И чтобы избежать подобного невежества, я говорю, что, когда ты пишешь, у тебя должно быть плоское зеркало и ты должен часто рассматривать в него свое произведение. Видимое наоборот, оно покажется тебе исполненным рукой другого мастера, и ты проницательнее будешь судить о своих ошибках, чем если бы ты попытался достичь этого как-нибудь иначе.

Но Леонардо не был бы собой, если бы он готов был удовлетвориться какой-то одной стратегией объективной оценки собственных творений; а посему он тут же добавляет: «Хорошо также часто вставать и немного развлекаться чем-нибудь другим, так как при возвращении к вещи ты лучше о ней судишь, а если ты постоянно находишься рядом с ней, то сильно обманываешься».

И, под конец, еще один дельный совет: «Хорошо также удалиться от нее [вещи] на некоторое расстояние, так как произведение твое покажется меньшим, легче охватывается одним взглядом и лучше распознаются несоответствия и диспропорции в членах тела и в цветах предметов, чем вблизи».

Вдохновляясь неистощимым стремлением к истине, Леонардо зачастую глядел на действительность с самых неожиданных и экстремальных точек зрения. В своей жажде познания он устремлялся под воду (таким образом, он изобрел дыхательную трубку для водолазов, множество других приспособлений для ныряльщиков, а также подводную лодку) и воспарял в небеса (в числе его изобретений — вертолет, парашют, а также знаменитое летательное устройство). Распаленный страстью к познанию, Леонардо погружался в непостижимые глубины и достигал небывалых высот.

Но, пожалуй, самый впечатляющий символ, который впитал в себя самую сущность его земной жизни и творчества, — это увлечение полетом, которое побуждало его изучать атмосферу, движение ветров и особенно птиц. На одной из страниц его записной книжки нарисована птица в клетке с многозначительной подписью: «Поворот мыслей к надежде». Он оставил нам поэтический рассказ о том, что будто бы самка щегла, увидев, что дети ее пойманы в клетку, дает им в пищу листву и ягоды ядовитых растений: «Лучше смерть, чем жизнь без свободы».

По свидетельству Джордже Вазари, во время своих ежедневных прогулок по флорентийским улицам Леонардо нередко встречал торговцев, которые продавали птиц в клетках. Маэстро по обыкновению останавливался, выплачивал за них требуемую цену, а затем открывал дверцу клетки и выпускал пленников в бесконечную синеву неба. Жажда знания открыла Леонардо дверь к свободе.

Помимо вертолета (см. выше) и других летательных устройств, Леонардо изобрел еще и парашют: «Если какой-нибудь человек соорудит из полотна шатер, законопатив в нем хорошенько все щели, и будет этот шатер двенадцать локтей* в ширину и двенадцать в глубину, этот человек может броситься вниз с любой высоты, не причинив себе ни малейшего вреда». Это изобретение Леонардо в наши дни кажется особенно удивительным. В ту пору никто еще не был в состоянии подняться в воздух, а он разрабатывал приспособление, которое позволяло бы благополучно покинуть летательный аппарат и спуститься на землю. Самое невероятное, однако, заключается в том, что стандартные размеры сегодняшнего… парашюта именно таковы, как предсказал когда-то Леонардо да Винчи.

Майкл Дж. Гелб. Творческие принципы Леонардо да Винчи.

леонардо да винчи психологическая идея

Мировоззрение эпохи Возрождения было гуманистическим — человек центральное звено всей цепи. Сознание было поставлено в зависимость от человека, человек — от природы, природа — от науки. «Знание — сила». Знание-это ядро сознания. Человеческое сознание — это бесценная корона, которой увенчан человек. Бытие рассматривали преимущественно, как физическую реальность, считали, что бытие в своей действительности прежде всего природа, как объект естествознания и практической деятельности человека.

Считали, что будто бы в природе растворено божественное начало, которое сообщает природе жизнь, красоту и многообразие действительности. Вели борьбу с феодальным дворянством. На смену подчинению человеческой личности феодальным и церковным авторитетам приходит принцип свободного развития индивидуальности.

Человек — центр всего мира. Человек в своей деятельности и замыслах не может быть ничем ограничен. Человек есть индивидуум, а так же есть микрокосм. Человек есть также личность. Личность есть свобода.

Точная наука Возрождения и ее органичная связь с философским мышлением олицетворена именем Леонардо да Винчи (1452-1519) .Этот итальянский мыслитель был символом всесторонности и гармоничности развития личности [3. C. 131].

Его по праву считают пионером естествознания Нового времени. По определению философа, человек есть «величайшее орудие природы». Опираясь на знания, он создает из материала природы огромное множество вещей и творений, новую реальность — мир культуры.

Объект исследования — идеи Леонардо да Винчи.

Предмет исследования — психологические идеи Леонардо да Винчи.

Цель работы — выявить основные психологические идеи Леонардо да Винчи и их роль в истории.

Для достижения поставленной цели были решены следующие задачи:

1. Рассмотрена роль и место Леонардо да Винчи в истории

2. Проанализировать концепцию человека Леонардо да Винчи.

3. Исследовать семь принципов Леонардо да Винчи

Леонардо да Винчи (1452-1519) — титан Возрождения, гений, блестящий художник, инженер, конструктор машин, ученый-экциклопедист, знаток анатомии человеческого тела, скульптор, архитектор, мыслитель. Это воплощение гуманистического идеала, всесторонне развитой личности. Он значительно опередил свое время.

Леонардо да Винчи — пантеист. Он считал, что в природе размыто «разумное божественное начало, которое открыто человеку как части природы». Верил в силу разума и знания, в созидательную мощь человека.

Особо велики, как он полагал, возможности художника, создающего нечто новое. Художника он приравнивал к ученому [5.C. 117].

Леонардо да Винчи родился 15 апреля 1452 в местечке Анкиано близ города Винчи, расположенном недалеко от Флоренции. Его отцом был Пьеро да Винчи, нотариус, происходивший из известной семьи города Винчи. Матерью была по одной версии крестьянка, по другой — хозяйка таверны, известная под именем Катерина. Примерно в возрасте 4,5 лет Леонардо взяли в дом отца, и в документах того времени он назван незаконным сыном Пьеро. В 1469 он поступает в мастерскую знаменитого художника, скульптора и ювелира Андреа дель Верроккьо (1435/36-1488). Здесь Леонардо прошел весь путь ученичества: от растирания красок до работы подмастерья. Согласно рассказам современников, он написал левую фигуру ангела в картине Верроккьо Крещение (ок. 1476, Галерея Уффици, Флоренция), чем сразу обратил на себя внимание. Естественность движения, плавность линий, мягкость светотени — отличает фигуру ангела от более жесткого письма Верроккьо. Леонардо жил в доме мастера и после того, как в 1472 был принят в гильдию Святого Луки, гильдию живописцев.

Один из немногих датированных рисунков Леонардо был создан в августе 1473. Вид долины Арно с высоты был выполнен пером быстрыми штрихами, передавая колебания света, воздуха, что говорит о том, что рисунок сделан с натуры (Галерея Уффици, Флоренция) [1. C. 123].

Первое живописное произведение, приписывающееся Леонардо, хотя его авторство оспаривается многими специалистами, — Благовещение (ок. 1472, Галерея Уффици, Флоренция). К сожалению, неизвестный автор внес позднейшие исправления, что значительно ухудшило качество работы. Мона Лиза — самое известное произведение Леонардо да Винчи (1503-1506, Лувр, Париж). Мона Лиза (сокращение от мадонна Лиза) была третьей женой флорентийского купца Франческо ди Бартоломео деле Джокондо. Теперь картина немного изменена: первоначально слева и справа были нарисованы колонны, теперь отрезанные. Небольшая по размерам картина производит монументальное впечатление: Мона Лиза показана на фоне пейзажа, где глубина пространства, воздушная дымка переданы с величайшим совершенством. Знаменитая техника сфумато Леонардо здесь доведена до небывалых вершин: тончайшая, точно тающая, дымка светотени, окутывая фигуру, смягчает контуры и тени. Есть что-то неуловимое, завораживающее и притягивающее в легкой улыбке, в живости выражения лица, в величавом спокойствии позы, в неподвижности плавных линий рук.

Несмотря на то, что Леонардо отправился в Милан в надежде на карьеру инженера, первым заказом, который он получил в 1483, было изготовление части алтарного образа для капеллы Непорочного зачатия — Мадонна в гроте (Лувр; атрибуция кисти Леонардо более поздней версии из Лондонской Национальной галереи оспаривается, см. ниже по тексту).Коленопреклоненная Мария смотрит на Младенца Христа и маленького Иоанна Крестителя, в то время как ангел, указывающий на Иоанна, смотрит на зрителя. Фигуры расположены треугольником, на переднем плане. Кажется, что фигуры отделены от зрителя легкой дымкой, так называемым сфумато (расплывчатость и нечеткость контуров, мягкая тень), которое отныне становится характерной чертой живописи Леонардо. За ними в полутьме пещеры видны сталактиты и сталагмиты и подернутые туманом медленно текущие воды. Пейзаж кажется фантастическим, однако следует помнить утверждение Леонардо о том, что живопись — это наука. Как видно из рисунков, одновременных картине, он основывался на тщательных наблюдениях геологических явлений. Это относится и к изображению растений: можно не только отождествить их с определенным видом, но и увидеть, что Леонардо знал о свойстве растений поворачиваться к солнцу.

Леонардо сделал несколько набросков на сюжет Мадонна с Младенцем и св. Анной; впервые этот замысел возник во Флоренции. Возможно, около 1505 был создан картон (Лондон, Национальная галерея), а в 1508 или несколько позже — картина, находящаяся ныне в Лувре. Мадонна сидит на коленях св. Анны и протягивает руки к Младенцу Христу, держащему ягненка; свободные, округлые формы фигур, обрисованные плавными линиями, составляют единую композицию.

Иоанн Креститель (Лувр) изображает человека с нежным улыбающимся лицом, которое появляется из полумрака фона; он обращается к зрителю с пророчеством о пришествии Христа.

В середине 1480-х годов Леонардо написал картину Дама с горностаем (Краковский музей), которая, возможно, является портретом фаворитки Лодовико Сфорца Чечилии Галлерани.Контуры фигуры женщины со зверьком очерчены изгибами линий, которые повторяются во всей композиции, и это, в сочетании с приглушенными красками и нежным оттенком кожи, создает впечатление идеальной грации и красоты. Красота Дамы с горностаем разительно контрастирует с гротескными набросками уродов, в которых Леонардо исследовал крайние степени аномалий строения лица.

На службе у правителя Милана Лодовико Моро (с 1481) Леонардо выступает в роли военного инженера, гидротехника, организатора придворных празднеств. Свыше 10 лет он работает над монументом Франческо Сфорца, отца Лодовико Моро; исполненная пластической мощи глиняная модель памятника в натуральную величину не сохранилась (варварски разрушена после взятии Милана французами в 1500) и известна лишь по подготовительным наброскам.

В Милане Леонардо начал делать записи; около 1490 он сосредоточил внимание на двух дисциплинах: архитектуре и анатомии. Он сделал наброски нескольких вариантов проекта центрально-купольного храма (равноконечный крест, центральная часть которого перекрыта куполом) — тип архитектурного сооружения, который ранее рекомендовал Альберти по той причине, что он отражает один из античных типов храмов и имеет в своей основе наиболее совершенную форму — круг. Леонардо нарисовал план и перспективные виды всего сооружения, в которых намечены распределение масс и конфигурация внутреннего пространства. Примерно в это же время он добыл череп и сделал поперечное сечение, впервые открыв пазухи черепа. Заметки вокруг рисунков свидетельствуют о том, что его в первую очередь интересовала природа и строение мозга. Безусловно, эти рисунки предназначались для чисто исследовательских целей, однако они поражают своей красотой и сходством с набросками архитектурных проектов в том, что и на тех, и на других изображены перегородки, разделяющие части внутреннего пространства.

Леонардо да Винчи умер 2 мая 1519, оставив по завещанию свои рисунки и бумаги Франческо Мельци, ученику, который хранил их всю свою жизнь. Но после его смерти все бесчисленные бумаги разошлись по всему миру, часть утеряна, часть хранится в разных городах, в музеях мира.


Статьи по теме