Сизов все книги Еще Один Попаданец 4

      Комментарии к записи Сизов все книги Еще Один Попаданец 4 отключены

Уважаемый гость, на данной странице Вам доступен материал по теме: Сизов все книги Еще Один Попаданец 4. Скачивание возможно на компьютер и телефон через торрент, а также сервер загрузок по ссылке ниже. Рекомендуем также другие статьи из категории «Новинки».

Сизов все книги Еще Один Попаданец 4.rar
Закачек 3141
Средняя скорость 5450 Kb/s
Скачать

. По окопам собрано около 100 «мосинок», немного гранат и патронов, имущества, продукты, каски. Патроны отданы пулеметчикам, а гранаты розданы личному составу. Ермаков с Петрищевым доложили, что их группами, противотанковыми гранатами заминированы все подбитые танки и БТРы. Взяты трофеи — 16 пулеметов МГ с запасными лентами, коробками и запчастями, 32 автомата , 211 винтовок «Маузер — 98к», 2 снайперские винтовки, 16 пистолетов, бинокли, много гранат и патронов . С подбитой немецкой техники удалось снять 5 радиостанций и несколько автомобильных аккумуляторов. В ходе поиска добили немецких раненых, т.к. пленных брать толку никакого. Удалось собрать много разной амуниции, продуктов. После этого достали портфель и два немецких ранца набитых солдатскими книжками и жетонами убитых немцев. В портфеле нашлись несколько бутылок с коньяком, палка копченой колбасы и какие — то документы. Бутылками и колбасой тут же завладел Петрович.

— Что добру то пропадать? — смотря на меня спросил Горохов. Получив мое согласие он открыл бутылки и стал разливать коньяк по кружкам .

Закусывая кусками колбасы не чокаясь, выпили, затем еще. По телу разлилось тепло, согревая и расслабляя душу.

. Разделив трофеи по ротам, излишки приказал отправить к Горохову на хранение. Туда же договорились отправить собранное продовольствие, амуницию и все советские винтовки, передав оставшиеся патроны к ним пулеметчикам. В завтрашнем бою будем использовать трофейное оружие , к которому есть боеприпасы. Поговорив еще о прошедшем дне, уточнив действия на завтра, допив и доев оставшиеся , отправил всех по своим местам отдыхать и готовиться к завтрашнему бою. Он обещал быть таким же горячим, как и предыдущий. То что завтрашний день, может стать последним в нашей жизни, никто не стал ничего говорить. Все и так прекрасно это понимали.

. Горохов предложил спать не в блиндаже, а в окопе. Куда он принес лапника . Я согласился. Предупредив дежурных, что нас надо поднять в 5 утра. Взяв плащ- палатки и положив под голову вещмешки , мы стали устраиваться спать в ответвление окопа, оставив в блиндаже спать Володина, дежурных наблюдателей и связистов. Поспать нам не дали. Не успели мы устроиться как в сопровождении Никитина, нескольких связистов, ординарца, нескольких разведчиков пришел командир полка капитан Потапов. Уставший , в запыленной форме , с перевязанной рукой спустившись в блиндаж и увидев термос с чистой водой попросил кружку. Получив от связистов требуемое , молча выпил сразу несколько кружек воды.

— За весь день почти ничего не пил, докладывай, что у вас тут. — обратился он ко мне

— Товарищ капитан, — опередив меня, обратился к нему Горохов, — может что перекусить? У нас тут тушенка и галеты есть, чайку подогреем!

И не став дожидаться ответа достал из своего вещмешка, пару немецких банок с тушенкой , пачку галет и послал одного из связистов подогреть котелок с оставшимся чаем.

Видя эти действия Потапов только и смог сказать — «Хорошо вы тут устроились, все есть. «

Выслушав мой доклад о положении дел в батальоне , он стал рассказывать о дневном бое и положении в полку..

. Оказывается днем немцы ,через болото, обошли позиции 1 батальона и смяв охранение у края болота , через позиции артиллеристов ударили ему в тыл и правый фланг. Только контратака находившихся на второй линии обороны — бойцов 3 батальона, разведчиков, саперов, связистов, музыкантов и химиков спасла положение. Контратака удалась. Правда стоила нам больших потерь. Прорвавшиеся немцы были уничтожены, а частью загнаны в болото, где до сих пор и находятся, нависая над нашим правым флангом, угрожая очередным прорывом. В 1 и 3 батальонах огромные потери. Под огнем противника часть бойцов струсила и дезертировала в тыл, остановить и собрать их не удалось . Командование остатками 1 батальона принял на себя командир 2 роты лейтенант Кулаков — из наших «окруженцев» . Батальон удержал свои позиции в основном благодаря «окруженцам».

  • ЖАНРЫ
  • АВТОРЫ
  • КНИГИ 540 450
  • СЕРИИ
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 470 132

Итак ,я более или менее, привел себя в порядок, одет, обут, даже поел — осталось теперь решить — что делать дальше. В книгах по АИ, у переселенца остается часть памяти донора, у меня этого почему — то не произошло и надо было думать, как жить дальше. А пока поискать здесь, что еще мне могло бы пригодиться. Покопавшись в вещах, собрал еще пару рубашек и брюк и несколько золотых драгоценностей, механические наручные часы «завод им. Кирова» на черном кожаном ремешке. Возможно можно было бы найти еще что- то, но честно говоря находиться в схроне не хотелось, поиски можно было оставить на попозже. Положив отобранные вещи в чемодан, тот в котором нашлась военная форма, стянув его ремнями решил выбраться на улицу. Собрав в бумажный пакет — тряпки пропитанные кровью и водкой, убрал в стол остатки бинта с йодом. Погасил и поставил на место лампу. Погасив фонарь и поставив его у входа, открыл крышку лаза и выбрался на улицу. Не закрывая крышку люка проветрил схрон. Внутри я пробыл около 1,5 часов. Ночь сгустилась и лишь луна заливала все вокруг серебряным цветом. Вокруг все дышало тишиной и покоем, где то в стороне обменивались новостями лягушки. Постояв еще немного и подышав свежим воздухом, закрыл люк, при этом постарался привести маскировку входа в прежний вид.

Выбравшись на поляну, спрятал в кустарнике , где до этого я лежал ,чемодан с вещами. Чемодан в принципе был не тяжелый, но носить его с собой при разведке местности посчитал ненужным. Если что- то найдется. Надо осмотреться и пройтись по окрестностям. Почему то мне казалось, что я в районе Тамбова. Для начала пошел в противоположенную сторону от станции, куда ушли воры — в ту сторону откуда веял свежий ветерок и где слышался плеск воды. Идя напрямую , через некоторое время я вышел на берег неширокой реки. Высокие берега которой заросли ивами. На противоположенном берегу виднелся из за ив виднелся сосновый лес. Вдоль берега реки, на котором я стоял, шла узкая тропинка. Справа от меня, в метра 500, виднелся жд. мост через реку, по которому как раз в это время , шел поезд. Его тащил ПАРОВОЗ. Чисто для интереса насчитал 14 грузовых крытых вагонов . Я решил подойти и посмотреть на мост и определиться где я оказался. Пройдя вдоль берега по тропинке метров 20, вышел на небольшой песчаный пляж, окруженный с 3-х сторон деревьями и кустарником, а со стороны реки разросшимися ивами . Луна давала достаточно света, чтобы я рассмотрел лежащий на песке у самой кромке деревьев, какой — то светлый сверток. Подойдя ближе, увидел что это ношенные мужские темные брюки и мужская светлая рубашка, майка с трусами лежащие на мужских ботинках. Рядом лежала пустая бутылка из под водки. В ботинках лежали носки. В кармане брюк нашлись деньги несколько измятых купюр номиналом в 5 и 10 червонцев образца 1937 года, на сумму около 300 рублей с мелочью, несколько металлических ключей на шнурке. Рассматривая рубашку, в кармане застегнутом на костяную пуговичку, нашел пропуск на Гречишкина Петра Ивановича 1924 г.р., грузчика жд. станции «Цна», метрику на это же имя. Фотографии на пропуске не было, поэтому узнать досталось ли мне тело этого Петра или это документы другого человек, мне не удалось. Прикинув размеры одежды и обуви решил что возможно они принадлежали телу, в которое я вселился. Свернув вещи и переложив найденные документы и деньги к себе в портмоне, решил пройтись вокруг, может что еще найдется. В темноте ничего интересного не нашел и вернулся к оставленным вещам. В принципе можно было подводить первые итоги.

Будем считать, что Гречишкин — это я. И я оказался в районе своего родного города, где то в окрестностях жд. станции «Цна». Правда возник вопрос — как я очутился в кустах? И кто нанес мне удар по голове? Да так что рана до сих пор ныла и кровоточила под повязкой. Ладно поживем, увидим. Нужно дождаться утра и что делать дальше. Присев у дерева и прислонившись к стволу не заметил как уснул.

Проснулся от того, что слегка озяб, несмотря на одежду. Проспал я наверное часа 2-3. От реки несло влагой и прохладой. Светало. Вдалеке, где — то западнее, слышались кукареканье петухов, устроивших соревнование на самый громкий вопль по поводу восхода солнца. Новый день начинался. Все было на своих местах и реально. А я уж думал , что мне все приснилось. Спустившись к воде — умылся. Стоило начать свои поиски. Сидеть на одном месте и надеяться на то, что кто то расскажем мне в чье тело я вселился не стоило. Рана давала о себе знать — болью в голове.

Поднявшись по пляжу на берег я вернулся по тропинке назад . Нашел место где вышел из перелеска на берег и стал искать свой тайник в кустах. Найдя кусты и проверив чемодан. Осмотрелся вокруг. За ночь ничего не изменилось. Походив вокруг и подойдя к холмику с схроном , поднялся на него. Вокруг росли деревья и кустарники в основном березы и рябины. Часть деревьев было повалено ветром, и создавали на вид непреодолимую стену. Метрах в 200 от холмика на котором я стоял, было еще несколько холмов разной высоты, у края одного из них начинался, заросший кустарником неглубокий овраг шедший в сторону реки. Станции видно не было, она была сравнительно недалеко и давала о себе знать, басовитыми гудками паровозов. Спустившись вниз и выполнив необходимые санитарные действия, решил продолжить свои поиски, обошел изученный участок. Недалеко от кустов, где я лежал, обнаружился участок сильно помятой травы , большой кусок гранита с заляпанный видимо кровью краями. Брать в руки его я не стал — нет смысла множить сущности. Возможно именно им меня и ударили по голове, а затем бросили в кусты. Будем считать что именно так и произошло и я вижу орудие преступления.

Ладно, продолжим изучение окрестностей, тем более, что я собирался к мосту. Снова выйдя на пляж, нашел тропинку шедшую в том направлении. Очень скоро я вышел к высокой жд. насыпи недалеко от моста. Говорят что все мосты одинаковые, не знаю, но этот мост с учетом документов найденных у Гречишкина мог быть одним — он был тиражирован еще на старых дореволюционных открытках — «Чугунный мост через реку Цна», в мое время он назывался проще — «Периксинский» мост. Я стоял на старом жд. мосту в районе Периксы. В 70-е он был заменен на новый . Сколько раз в свое время купался недалеко от него. Правда пляжа, где я нашел вещи не помню, возможно просто зарос ивами. Обычно у мостов сидят рыбаки, но сегодня я их не видел, может быть еще рано. Мимо меня в сторону станции, медленно прошел товарняк, влекомый пыхтящим паровозом. Поднявшись на насыпь посмотрел в след удаляющемуся поезду. Там виднелись постройки станции. Идти туда мне еще рано — не хватало информации . Город мало изменился с того времени, во всяком случаи та его часть, что стояла около берега реки. Те же деревянные домики и сады вокруг них. Правда не было пятиэтажек , автомобильного моста через линию железной дороги, бетонных заборов ограждающего контейнерную площадку и инженерную базу, здания хладокомбината.

Пока стоял на мосту, мимо меня со стороны станции по второму пути проехала жд. дрезина с несколькими рабочими. Повернувшись к ней лицом стал рассматривать рабочих. Один из них, молодой парень лет 20, крикнул — «Здорово, Петь , как дела? Кто это так тебя? Может помощь нужна?» . Так как вокруг никого не было, то понял что обращаются ко мне. Кажется я не ошибся когда посчитал что тело в котором нахожусь принадлежит Гречишкину Петру Ивановичу. Неопределенно махнув рукой, что можно было принять и как приветствие и как ответ, повернулся к реке. Что то отвечать для меня незнакомому парню посчитал неправильным, кто его знает что с моими голосовыми связками, да и скажу что-нибудь не так. А так пусть считают, что не хочу ничего говорить. Видок у меня, еще то. Особенно повязка на голове, с проступающей кровью. Интересно что люди подумали видя меня — решили что хочу покончить жизнь, или действительно куда попал.

Из оперативной сводки отдела дорожной милиции на жд. станции Цна Тамбовского подотдела Московско-Рязанской железной дороги от . мая 1941 г.

Аннотация:

Итак, уроженец славного города из Черноземья, из семьи профессиональных военных, отдавший Родине почти всю свою сознательную жизнь в ее вооруженных и специальных силах и готовившийся стать пенсионером, участник боевых действий в ряде конфликтов на полях бывшего СССР и его ближайших соседей, образования высшего , кавалер десятка медалей, увлекавшийся историей, волею судьбы оказался в 1941 году, а если точнее, в июне.

Сизов Вячеслав Николаевич

Ещё один попаданец

‘Миф — это то, чего никогда не было и

Никогда не будет, но что всегда есть.’

Саллюстий, 4 в.н.э.

Истинное мужество в том, чтобы любить жизнь, зная о ней правду.

Мы отступаем. Вот уже несколько дней как остатки полка, где я командую батальоном отступают по дорогам Смоленщины. Пыль лежит на всем, на спинах бойцов и командиров, вещмешках и оружии. Пыль везде. Даже во рту скрипит песком. А кругом война, и ее следы видны везде. Вот и сейчас мы идем рядом с шоссе мимо разбомбленной колонны — стоят разбитые и обгоревшие остовы боевой техники, ЗиСов и ГАЗов, брошенные повозки, тяжелые орудия и трактора, лежат трупы людей и животных.. Наученные горьким опытом первых недель войны, мы стараемся держаться деревьев, по возможности скрываясь от авиации противника. Я иду впереди колонны своего батальона, точнее с его остаткам. Нас осталось около ста человек, хотя еще пару дней назад нас было в три раза больше. Тех кому удалось вырваться из окружения, плена и уцелеть в боях.

Впереди колонны полка идет авангард из бойцов 1 батальона, которому в последнем бою, позавчера, досталось больше чем нам. От него осталось чуть больше 70 человек — меньше роты. Именно тогда я стал комбатом — сразу выросши с ротного , после того как в течении дня погибли почти все командиры и политработники сводного полка, собранного из ‘окруженцев’ и маршевого пополнения .

. Четыре дня назад наша группа из двухсот человек, где я возглавлял сводную роту , вырвавшись из окружения, соединилась с главными силами Западного фронта. После проверки сотрудниками особого отдела личный состав группы был направлен в тыл и слит с маршевым пополнением в сводный полк, не имевший ни средств усиления, ни техники, ни необходимого вооружения. Большую часть полка составляли те, кто недавно был призван по мобилизации. Прибытие нашей группы окруженцев, прошедших с боями от Буга до Смоленщины по тылам противника и имевших на вооружении значительное количество автоматического оружия и пулеметы, позволило значительно усилить полк.

. 3 дня назад немцы начали наступление и прорвали линию обороны наших войск. С целью задержать наступление противника и дать возможность нашим частям занять новый оборонительный рубеж сводный полк получил задачу — закрепиться на дороге идущей между болотами и прикрыть дорогу , по которой к переправе отступали наши части и беженцы. Для выполнения задачи полку было подчинены, саперный взвод с большим количеством противотанковых и пехотных мин, 2 противотанковые батареи с сорокапятками и орудиями ЗиС-2 и зенитная батарея.

. Совершив многокилометровый ночной марш, полк к рассвету вышел к перекрестку двух дорог бегущих между двумя болотами и лесом. Дальше дорога от перекрестка шла через холмы, заросших лесом и кустарником . Здесь и предстояло встать в оборону. Место для обороны и засады было выбрано удачно. В сторону противника была выслана группа разведчиков с рацией . Начало движения колонн противника ожидалось не раньше 9 утра. У нас было 4-5 часов для дооборудования позиций. Собрав в один кулак все противотанковую и зенитную артиллерию , прикрывшись на флангах болотами , а вдоль шоссе и края болота минными полями батальоны закапались в землю, стараясь максимально замаскировать свои позиции.

Около 9 часов утра разведка сообщила о движении в нашу сторону колонны бронетехники противника. Скоро мы увидели их разведку, двигавшуюся на мотоциклах и ‘Ганомагах’. В нескольких километрах за ней шла колонна из танков Т-2 и Т-3, бронетранспортеров и грузовиков. В одном из грузовиков была оборудована установка с громкоговорителями и из них звучала бравурная музыка. Пропустив разведку ко второму рубежу обороны, мы из засады огнем пушек и станковых пулеметов обстреляли колонну немцев. Подбив из орудий несколько передних и задних танков, закупорили колонну на дороге и стали расстреливать ее. Под нашим огнем немецкие танкисты попытались вырваться из ловушки . Нескольким танкам удалось развернуться и съехать с шоссе, но подорвавшись на минах, стали добычей артиллеристов. 8 танков, 5 броневиков, десяток грузовиков с солдатами остались гореть на дороге. В бою с разведкой немцев, прорвавшихся к штабу полка, погибло почти все руководство полка и работники штаба, оборонявших КП полка. Полк возглавил командир первого батальона капитан Потапов. Отпраздновать победу нам не дали. Следовавшая следом за танками мотопехота противника развернулась и под прикрытием артиллерийского и минометного огня, атаковала наши позиции. С большими потерями они были остановлены и отброшены на исходные позиции. От попадания тяжелого артиллерийского снаряда в батальонный КП погибло командование моего батальона . А позже при отражении атаки пехоты немцев, вплотную приблизившихся к нашим окопам, большинство командиров и политруков , поднявших батальон в контратаку. Связь между батальонами и штабом полка была прервана. В строю остались всего 2 командира — я — лейтенант Седов В.Н. и мл. лейтенант Володин В.В., из маршевого пополнения. Я принял командование батальоном на себя, а Володин стал моим заместителем и начальником штаба. Командирами взводов и рот стали сержанты и наиболее опытные красноармейцы. Немцам нужна была дорога, которую мы оседлали. До обеда они еще трижды нас атаковали и каждый раз получив по зубам откатывались назад, оставляя на поле остывающие трупы в серых мундирах. В перерыве между атаками на наш участок обороны прибыл капитан Потапов . Узнав о положении дел в батальоне утвердил мои решения.

. В очередной раз получив отпор, командование немцев на нас сильно обиделось и вызвало авиацию и тяжелую артиллерию. Над нами появилась девятка Ю-87, которые встав в ‘карусель’ стали нас обрабатывать, укладывая авиабомбы прямо в траншеи и из пулеметов расстреливая выявленные очаги обороны. Тяжелые снаряды, авиабомбы рвались на позициях полка, разрушая блиндажи и окопы, позиции противотанкистов, минометчиков и зенитчиков. Зенитчики и пулеметчики пытались отбиваться, но это у них плохо получалось. Создать ‘воздушный зонтик’ имеющимися средствами было невозможно и полк нес тяжелые потери. Два с половиной часа, чередуя артобстрел с атаками пехоты, немцы выбивали наши позиции. А затем снова была атака танками и пехотой..

. Атакуемые с неба и земли, остатки полка теряя людей и вооружение огрызались огнем сохранившихся пулеметов, гранатами и пулями, старались не допустить к своим окопам врага.. Оставив на минных полях еще 4 танка и 5 броневиков , а перед нашими траншеями еще несколько сот солдат ближе к


Статьи по теме